ГлавнаяРегистрацияВход путь дарго
Джан дерхъав! Амру дерхъав!

Вторник, 29.09.2020, 04:26
  Мой Дагестан Приветствую Вас гость | RSS

 
 
Главная » Статьи » Литература

Расул Гамзатов. Конституция горца
Речь на конгрессе соотечественников

Мы жаждем правды, но правдиво лишь нелукавое слово. Горцы же в радостях и горестях, в любви и гневе не лукавят.
Так вот какой-то заезжий гость в давние времена двум горцам задал один и тот же вопрос: «Что все-таки самое красивое в человеке?» Первый, уставший в войнах против иноземных полчищ, ответил: «Самое красивое — это спина дрогнувшего в схватке неприятеля». А другой, землепашец или чабан, сказал: «Самое красивое — это лицо друга».
Родной, общий, единый для нас Дагестан свое национальное, человеческое достоинство пронес через туманы и ненастья веков, благодаря своим прямодушным, но не равнодушным к добру и злу, к вражде и дружбе, предательству и верности воинам, землепашцам, чабанам, алимам, белобородым старцам, храбрым юношам и неотразимым красавицам, продолжавшим род и воспитавшим новые и новые поколения.
Наша судьба складывалась и складывается так, что перед каждым поколением и по сей день встает все тот же далеко не праздный вопрос: «Что же все-таки самое красивое в человеке?».
Сегодня мы говорим землякам из зарубежья: Дагестан с болью и горечью смотрел в спины ваших предков, вынужденных покидать родные горы. Причины и мотивы, способы и последствия их отторжения от родного гнезда были разными, но в любом случае сам этот факт и несет в себе несчастье, кровоточащую рану, ибо нет несчастья большего, чем потерять Родину. Родина, как и мать, дается только однажды, и их мы не выбираем, а вырастаем из них.
Вы — их сыновья и дочери — одни через столетье, другие через полвека, третьи через десятилетия по зову сердца прибыли на землю предков, и на ваших лицах я вижу счастливое сияние дружбы и не утерянного на чужбине братства.
В агонии идеологических баталий мы часто сопоставление подменяли противопоставлением. Для меня чуждо такое понимание вещей и в особенности же тогда, когда речь идет о судьбе человеческой, о судьбах народа. Прожитое и пережитое убедили меня в том, что чувство Родины — емче, богаче, притягательнее идеологических, профессиональных, мировоззренческих пристрастий и интересов. Чувство Родины и национальное чувство не соперничают друг с другом, а соединены органически, взаимно обогащая и укрепляя друг друга. Ваш приезд — яркое тому подтверждение. Сегодня пятница — день совместной молитвы мусульман, мне радостно видеть красивые, добрые лица дорогих кунаков, земляков, друзей, товарищей, братьев, сестер, одним словом, соотечественников. Слава Аллаху, что мы сегодня все вместе у одного очага, на одном общем дагестанском годекане и как в былые времена держим ответ по всем наболевшим вопросам. Нельзя этому не радоваться, когда мы видим, что перья нашего орла, чьим полетом любовались во все века, ветви нашего дерева, чьи глубокие корни берут начало еще от древних албанцев, слова наших заветных молитв, обращенные к Богу, мелодии наших песен, которые запали в душу Лермонтова и Толстого, история наших аулов, уходящая в глубь веков, так же как и история Греции и Рима, не умерли, не убыли, не пропали без вести, что их не унесли яростно бушевавшие ураганы, что они не утонули в бурных потоках событий и что сокровенное выжило, словно феникс, в огне всемирных пожаров, что над ними оказались не властны многочисленные войны, революции, агрессии, репрессии, преследования, притеснения и выселения.
Перед нами — море, за нами горы, кругом — равнина. Это наша родина—ватан — многострадальный Дагестан. Загадка для одних, сказка для других, а для нас — наш вдох и выдох или, как сказала одна турецкая аварка — это наша Медина и Мекка. «Любите наши голые скалы, от них щедрот мало, но без них нет свободы и жизни бедных горцев», — завещал нам Шамиль. «На этой земле убитых больше чем умерших», — сказал поэт. «Никогда в жизни не видел я столько крови и столько храбрости на столь малом пространстве», — писал Бестужев-Марлинский. «О, как бы любили этот край русские, если бы он был их отчизной», — воскликнул он. А наш Махмуд пел: «Да, и в горах есть достаточная красота».
Нелегкой судьбой разбросанные по разным странам, краям, городам собрались мы сюда на первый конгресс соотечественников. Мы говорим на разных языках, у каждого свое восприятие и понятие тех или других проблем. Возможно, будут борение мыслей и столкновение чувств, непримиримость суждений и несогласие друг с другом. Но на каком бы языке мы не говорили, какие бы песни мы не пели, как бы наши суждения не расходились в частностях, нас объединяет одно — любовь к Дагестану. В этом у нас разногласий нет. И это главное. Это нас объединяет, это дает нам силы, уверенность и мудрость.
Когда на небе сгущаются тучи, крестьянин спешит спасать урожай. Сейчас, когда в нашей стране и во всем мире идут невиданные перемены, сопровождаемые многочисленными кровавыми конфликтами, когда кое-кто непрочь затянуть грозовыми тучами небеса над нашей республикой, мы собрались советоваться. Мы зовем на совет мудрость природы и веков, опыт собратьев и гениальность всех времен, уроки пройденных суровых дорог жизни, мы советуемся с Богом. Говорят, — язык вертится всегда вокруг больного зуба. Но у нас в последние годы болят все зубы. Что же главное для нас? Главное для счастья и процветания Дагестана — это неделимость, нерушимость, единство всех народов и наций Дагестана. Чувство семьи единой — вот что необходимо, чтобы сохранить и развивать особенности каждой нации и, следовательно, всего Дагестана. Основные факторы существования любого народа — это язык, религия и культура, причем язык является первоосновой. Их у нас множество. И мы, вопреки предсказаниям горе-пророков, сохранили их, и они сохранили нас. Мы на этих языках и книги пишем, и песни поем, в любви объясняемся.
Разноязычие не мешает нашему единству. Мы свидетели раздоров и конфликтов во многих многоязычных нациях и племенах. А мы, слава Богу, живем в мире и согласии, как жили тысячелетиями. Что касается культуры. Вы все видите, что первые страницы большинства газет пестрят криминальной хроникой, что наряду с экономическим и политическим кризисом, социальным хаосом наблюдается небывалый нравственный и духовный кризис. В этой тяжелейшей ситуации мы должны все силы отдать не только на спасение, но и на умножение нашей многовековой, самобытной культуры всех народов. Вот некоторая хроника культурной жизни нашей республики последнего времени. Москва: здесь Дни мастеров искусств Дагестана. Петербург: ведется реставрация панорамы Рубо «Ахульго». Токио: у японцев большой интерес вызвала выставка дагестанского прикладного искусства. Махачкала: состоялся юбилей великого лирика Чанка. Кто не знает работу наших умельцев, огненные танцы наших джигитов, книги наших писателей, песни наших композиторов, картины художников и многое другое. Культура — это паспорт наших народов. Но мы потеряли немало, поддавшись и конъюнктуре, меркантилизму. Потеряли и теряем на безумных митингах, где безответственные ораторы грызут друг другу горло.
Мы благодарны нашей религии, нашим языкам и нашей культуре, которые в тяжелых условиях сказали всему миру о том, что был, есть и всегда будет Дагестан.
Кроме этих трех факторов, есть и еще один не менее важный — конституция Дагестана — основной закон наших жителей. Я имею в виду не официальную Конституцию, разработанную Верховным Советом, а нравственную, духовную конституцию народов Дагестана, выработанную веками. У нас одна многовековая неписаная духовная конституция, которую обязаны были соблюдать народы Дагестана, которая так же, как Коран не подлежит замене, не допускает изменений и дополнений, которая прошла испытание временем. Это законы долга и достоинства, принципы неделимости и незыблемости Дагестана.

Я пишу сейчас третью книгу «Мой Дагестан». В этой книге я систематизировал главные стороны адатов (гIамал), которые присущи характеру и духу человека гор. Лучше все войска погибнут, чем погибнет наш адат — этими неписаными законами жили горцы. В этой конституции всего семь статей, остальное комментарии, толкования и предложения.

Первая статья. Мужчина. Кинжал должен быть острым, а мужчина должен быть мужественным. Но истинное понимание мужества ничего общего не имеет с митинговым рукомахательством. Юношеская торопливость так же, как старческая медлительность, опасны во время бури. Многочисленные национальные движения, самовольные корпуса быстрого реагирования и т. п., как бы их ни называли, не способствуют возрождению Дагестана. Тем, кто тайно совершает покушения на жизнь себе подобных, кто преграждает дорогу поезду, кто задерживает вылет самолетов с невинными пассажирами, кто призывает наших людей к участию в братоубийственной войне, кто возится со смертоносным оружием, кто шутит с огнем, — хочется сказать от имени Дагестана, от имени нашего Конгресса, что поступают они не по-дагестански, не по-кавказски, не по-мусульмански, не по-шамилевски, не по-человечески, ибо там преобладают амбиции над позициями, эмоциональное над национальным, безрассудство над мудростью, эгоизм над общими интересами Дагестана.

Вторая статья. Женщина. Была бы моя воля, эту статью сделал бы первой. Она гласит: «Мерилом человеческого достоинства для мужчины является его отношение к женщине». Мужчина имеет право драться только в двух случаях — за родную землю и за прекрасных женщин. В остальных случаях дерутся только петухи. К сожалению, у нас теперь много стало петушиного.

Третья статья. Дети. Они идут вслед за нами. После своего поражения на дагестанской земле грозный властелин Ирана спросил: «Кто ваш предводитель?» Вперед вышла обыкновенная горянка с ребенком на руках. Вот под чьим руководством мы одержали победу и защищаем свободу. Из всех сложных вопросов, которые ставит жизнь и на которые мы обязаны ответить сегодня, это тревожный вопрос матери и ребенка. Она со слезами на глазах спрашивает: «Что будет с моим ребенком?» Мир так жесток, век так суров, вожди так безумны, кругом мгла, нищета, убийства, аварии, анархия, кровь. Куда деваться бедной, беспомощной продолжательнице рода человеческого? Мы должны ощутить важность этой проблемы. Потому что будущее наших народов зависит от того, насколько физически и духовно здоровыми будут последующие поколения. Однако сегодняшняя ситуация угрожает гибелью человеческой цивилизации. Войны, голод, эпидемии, резкое сокращение рождаемости, распространение по планете смертоносного спида не оставляют надежд на прекрасное будущее. И самое печальное, что за все безумства взрослых расплачиваются безвинные дети.
Забота о молодых, внимание к младшим было главной обязанностью старших. «Пусть у храброго отца не родится робкий сын», — говорил Батырай. Разум и совет старших оказали неоценимую услугу и певцам, и борцам. Но временем этому вековому закону нанесен заметный ущерб. Беспечность заблудившихся сыновей и дочерей прибавляет седины и морщин людям преклонного возраста. Как больно смотреть на печальные лица одиноких пенсионеров и инвалидов в очередях за хлебом, за молоком, за лекарством, за жильем, за билетом, за добрым словом, растоптанной правдой. Как горько видеть на рынках и толкучках парней, которые продают отцовские кинжалы и ордена.

Четвертая статья. Память. Пройдите по нашей земле, почитайте о наших городах, вспомните названия колхозов, артелей, улиц и площадей, предприятий и учебных заведений, а то и целых районов. Такое впечатление, что Дагестан впервые появился только в 1917 году. Если судить только по этим наименованиям и понятиям, то из памяти выпадают целые пласты истории. Разве у нас не было до революции борцов и певцов? Разве у нас не было войн, кроме гражданской и отечественной? Неужели нашему подвигу, нашей славе, нашей культуре — только 75 лет? Если бы такие, как Шамиль, Хаджи-Мурат были бы в других странах, то их именем украшались бы новые города и села. Им бы воздвигли памятники на центральных площадях столиц.
Мы ходим каждый день по просторным улицам Котровых, Лещинских и других. Я против них ничего не имею. Хотя не понимаю, почему нет улиц, носящих имена героев борьбы против Надиршаховских завоевателей, Тамерланских нашествий, имамов, мюридов, кто поднимал знамя борьбы против разных притеснителей. Но что-то мы не торопимся отдать должное нашим героическим предкам, прославившим Дагестан.
Великий баталист своей эпохи Франц Рубо создал три грандиозных панорамы: «Бородино», «Севастопольская битва» и «Ахульго» (т. е. гора тревоги). Бородинскую панораму в Москве посещают сотни тысяч людей. Панораму в Севастополе смотрят жители и многочисленные гости Крыма, а вот величественную панораму «Ахульго», посвященную Кавказской войне, долгие годы не находят возможности отреставрировать. Я думаю, наш конгресс будет содействовать осуществлению и ускорению реставрации этого шедевра, отражающего целый пласт нашей истории.
У нас в Дагестане был еще один Шамиль. Это Шамиль искусства, гениальный художник из селения Чох Муса Мусаласул Халил, чей прах покоится за океаном под Нью-Йорком. И в Германии, и во Франции, и в Италии, и в Иране, и в Турции, и в Америке его картины на дагестанские сюжеты вызывают всеобщее признание и восхищение. Но у нас десятилетиями его картинам, его таланту, его подвигу, его любви к родине и даже его имени была закрыта дорога. А он, подлинный сын наших гор, перед кончиной все свое бесценное творческое наследие завещал родному Дагестану. И эти картины вернулись к нам. Когда же, если не сейчас, кому, как не нам, где же, как не в нашей столице эти шедевры сделать достоянием наших народов, создать дом-музей великого сына Дагестана. Однако уже два года эти картины лежат в запасниках.
Нынешнее поколение почти не знает имен просветителей, ученых, писателей прошлого наших народов, чьи произведения были известны на всем Востоке, особенно, в Аравии, Турции, Иране, да и в России.
Мною когда-то было написано: кто в прошлое будет стрелять из пистолета, в того будущее выстрелит из пушки. Поэтому не следует забывать прошлого. Старших же надо почитать, при их появлении вставать и поклониться, посещать могилы отцов и матерей, отдавать должное героям прошлого Дагестана. Чтобы увековечить память тех, кто боролся за спасение нашей родины, мы ежегодно организуем праздник журавлей, с приглашением многочисленных гостей из разных республик. Я вас всех зову принять участие в этом празднике.

Пятая статья. Дружба.

Шестая статья. Гость, гостеприимство.

Седьмая статья. Сосед, добрососедство.

Эти три статьи взаимосвязаны. «Берегите друзей, опасайтесь потерять их», — завещали нам отцы. Я бы добавил: гостей и соседей. В этом равенстве и колесо нашей жизни.
В наших сердцах болью отзывается бессмысленное кровопролитие, которое продолжается годами между братским Азербайджаном и армянским народом. Вместо того, чтобы жить по мудрым законам дружбы, гостеприимства, добрососедства, они встали на путь территориальных претензий и в ежедневных схватках наносят друг другу смертельные удары, и не видно конца народной трагедии. Азербайджан наш сосед. Мы единоверцы. Море и горы не разделяют нас, а объединяют. Но кое-кто замышляет между нашими республиками устанавливать границы. Этого нельзя допустить. Нельзя и невозможно нас друг от друга отделить. Граница нашего Дагестана пусть останется открытой.
Я потрясен событиями, происходящими в Грузии. Как страна древней цивилизации могла допустить войну в Южной Осетии, а теперь в маленькой Абхазии? Мне также не понятны призывы некоторых наших молодых удальцов, которые призывают наших парней участвовать в этих вооруженных конфликтах, вместо того, чтобы способствовать миру на Кавказе.
«В двух случаях человек, как никогда, бывает прекрасен. Первый, когда он всем прощает, а второй — когда ему все прощают», — говорил Стендаль.
Еще и еще раз взываю к вам: опасайтесь потерять друзей. Теряя друзей, мы теряем часть своей жизни.
В связи с этим мне особо хочется сказать несколько слов о наших отношениях с Россией. Этот вопрос является одним из основополагающих, когда речь идет о нашем прошлом, настоящем и будущем. Известно, что в прошлом Россия не с цветами и песнями пришла к нам. Двуглавый орел, который опять появился на гербе Российского государства, как отъявленный хищник свирепствовал в лесах, в горах, в аулах Чечни и Дагестана. Даже великий Пушкин воскликнул: «Смирись Кавказ, идет Ермолов». Но мы не смирились, объявили газават. Русские цари и их приспешники виноваты во многих бедах, в том, что наши народы оказались раздроблены, что многие наши соплеменники ушли на чужбину, в Турцию, Сирию, Иран и другие страны и больше века не могли вернуться. Из России пришла к нам революция, унесшая жизни десятков тысяч людей. Целые народы Чечни, Ингушетии, Калмыкии, Балкарии, Карачая и другие были лишены родины, возможности жить на родной земле, дышать воздухом прекрасного Кавказа. И сейчас по телевидению и радио можно услышать выражение «лица кавказской национальности», «лица чеченской национальности», как будто это люди из другой страны, радио-телекорреспонденты так и жаждут каких-нибудь криминальных происшествий и негативных явлений. О любом происшествии в Дагестане раньше становится известно в России и за ее пределами, чем у нас дома. Это мешает нормальной работе наших земляков за пределами республики, да и в самой республике. Мне это не по душе так же, как не по душе выражение «русскоязычные», «красно-коричневые» и другие ярлыки. Это способствует озлобленности, антагонизму, конфликтам, возникновению национальных междоусобиц, появлению вооруженных боевиков, пробуждению антирусских настроений. Это все противоречит разуму, это противоречит Корану. В Коране сказано: «Войди в мир сообща». «О люди! Мы сотворили вас от мужчины и женщины и сделали вас народами и племенами, чтобы вы познавали друг друга». Я думаю, что познавать друг друга, значит быть вместе. «День без друга — это пропавший день», — говорят у нас. Ощущение боли и радости, — только это может объединить Дагестан, Кавказ, Россию, весь мир, в котором мы живем.
Русская нация, Россия сама много страдала от своих царей, властителей, от всевозможных режимов и насилия. Но русская учительница, которая учила в далеких аулах наших детей, и русские врачи, которые в трудных условиях лечили наше население, и русские ученые, которые создавали институты для нас, ничего общего не имеют с теми, кто возглавлял репрессии в отношении нашей интеллигенции. Услару, Лансере, Тихонову чужды были хамство многочисленных вторых секретарей. Тысячи и тысячи наших людей учились и учатся, работали и работают, жили и живут в Москве, во многих областях России. Поэтому я считаю разумным и правильным решение Верховного Совета Дагестана оставаться в составе Российской Федерации. Но это не должно нас изолировать от других стран и республик, ущемлять суверенитет и независимость народов Дагестана, а наоборот — должно способствовать возрождению гор и равнин. Нам всем хорошо будет только тогда, когда мы вместе. Нам некуда идти друг от друга и не нужно этого делать.
Есть убеждения национальные, политические, коммерческие, но самым ценным я считаю свое внутреннее убеждение. По внутреннему убеждению будем и поступать. Я исходил и исхожу всегда из сознания: нас всех поставила на ноги одна земля. Она же станет и нашим последним приютом.

Махачкала, апрель 1997 г.




Источник: http://www.gamzatov.ru/const.html
Категория: Литература | Добавил: дарго_магомед (26.03.2012)
Просмотров: 5036 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
 
 
Форма входа


Категории раздела
Адаты [29]
Властные структуры [10]
Города и села [35]
Даргинский язык [34]
Имена Дарго [76]
Ислам [34]
История и география [94]
Кухня [14]
Литература [53]
Население [9]
Научно-популярное [91]

Поиск

Наш опрос
Имя Дарго
1. Саид Амиров
2. Ахмедхан Абубакар
3. Батырай
4. Магомедали Магомедов
5. Али-хlяжи Ахъушинский
6. Никого из них не знаю
7. Абдулла-хlяжи Урахинский
8. Алибек Тахо-Годи
9. Магомед-Салам Умаханов
10. Гамид Далгат
11. Магомед Далгат
12. Дауд-хlяжи Усишинский
13. Башир Далгат
Всего ответов: 151

Статистика


Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
 

 

Copyright MyCorp © 2020
Сайт создан в системе uCoz