ГлавнаяРегистрацияВход путь дарго
Джан дерхъав! Амру дерхъав!

Пятница, 02.10.2020, 01:40
  Мой Дагестан Приветствую Вас гость | RSS

 
 
Главная » Статьи » Имена Дарго

Магомедали Магомедов: человек и политик

80-летию со дня рождения Почетного Председателя Государственного Совета Республики Дагестан Магомедали Магомедовича Магомедова посвящается.
 
Жизнь устроена так, что о политиках и правителях народ, как правило, говорит дурно. На дагестанском политическом олимпе не так уж много личностей, о которых так долго и позитивно отзывались бы, как о Магомедали Магомедове. Политический феномен этой личности, отдавшей делу служения своему народу более полувека, заключается в том, что, в отличие от многих, о нем по-доброму отзывались и после отставки.

Родился он в рабочей семье в дагестанском селе Леваши восемьдесят лет назад. После окончания средней школы работал учителем. В 1950 году поступил в Дагестанский педагогический институт. По окончании учебного заведения его назначили директором Верхне-Лабкинской средней школы, а затем - заведующим районным отделом народного образования, председателем колхоза, начальником сельскохозяйственного управления. В 1968 году он заочно окончил Дагестанский сельскохозяйственный институт, спустя короткое время, возглавил райисполком, через год - Левашинский райком КПСС. В 1975 году начинается его восхождение в республиканские структуры власти: он назначается заведующим сельскохозяйственным отделом Дагестанского обкома КПСС, заместителем Председателя Совета Министров, в мае 1983 года - Председателем Правительства. По истечении пяти лет избирается Председателем Президиума Верховного Совета ДАССР, а в апреле 1990 года - Председателем Верховного Совета Республики Дагестан. После реорганизации высшего звена республиканской системы власти в июле 1994 года избирается Председателем Государственного Совета Республики Дагестан. В феврале 2006 года добровольно ушел в почетную отставку.

Следует иметь ввиду, что только безупречная, самозабвенная и компетентная работа являлись главными критериями кадровой политики того времени. Это была отлаженная десятилетиями кадровая школа. Случайные, безнравственные, дискредитировавшие себя лица в кадровую обойму попадали крайне редко.

Пребывая на высоких должностях, Магомедали Магомедович детально вникал не только в сложные хозяйственные проблемы, но и в тонкости политических процессов. Накопленные знания и опыт в различных сферах жизни помогали ему легко ориентироваться в перипетиях российского политического истэблишмента. Он хорошо владел хозяйственными процессами, происходящими в плановой экономике. Успешно освоив всю альфу и омегу рыночной экономики, он утверждал, что новая система хозяйственных отношений в нашу жизнь, наряду с производственными и научными достижениями, привнесла безработицу, рост цен, социальное напряжение, невиданный всплеск преступности, особенно его организованных форм. Он неоднократно отмечал, что экономическую ситуацию в республике во многом определяют общероссийские тенденции: жесткая финансово-денежная политика, растущая инфляция, возрастающий диспаритет цен на промышленную и сельхозпродукцию. В этой связи он полагал, что необходимо предпринять целенаправленные действия по укреплению экономической самостоятельности республики, опираясь на местные природные богатства, развивать традиционные сектора национальной промышленности.

Как известно, лучшие и худшие качества политического и государственного деятеля как на лакмусовой бумаге высвечиваются в период острых, судьбоносных событий. С распадом Советского Союза резко усилились центробежные политические силы и в самой России. Все отчетливее стали проявляться попытки националистических сил выйти из нее и обрести свою государственность. Эти политические процессы охватили и Дагестан. Под флагом защиты этнических интересов начался своеобразный бум создания национальных движений. На этой политической волне возникли: аварское движение имени Шамиля, лезгинское – «Садвал», табасаранское – «Национальный совет», кумыкское – «Тинглик», азербайджанское – «Азери» и ногайское «Бирлик». В республике, которая являлась эталоном дружбы народов, начали зреть семена межэтнических конфликтов.

В этой усложняющейся политической ситуации в 1994 году в республике была найдена удачная формула власти - Государственный Совет, не знающая себе аналогов в постсоветском пространстве. Касаясь самой сути данной формы устройства власти, Магомедали Магомедович утверждал, что она позволяет учитывать интересы всех дагестанских народов, сохранить между ними мир и взаимопонимание. Чтобы «не наломать дров», было решено в порядке эксперимента эту схему власти ввести сначала на два года. Уникальная в своем роде конфигурация власти принадлежала «коллегиальному президенту» - Госсовету, состоящему из представителей 14 титульных народов.

Эти уважаемые государственные мужи под руководством Магомедали Магомедовича сыграли неоценимую роль в обуздании националистических настроений в республике. Противники этой модели правления утверждали, что она изобретена по заказу Магомедали Магомедовича и под его политическую фигуру. Общеизвестно, что до введения во властную ткань каких-то новых институтов скрупулезно анализировались последствия этого нововведения, насколько оно укрепит систему власти, сделает ее более устойчивой, гибкой, приспособленной к вызовам времени. Двухгодичный опыт функционирования Госсовета показал, что этот вариант правления оказался вполне приемлемым для дагестанского политического ландшафта того времени, устоявшим в Дагестане принципам жизнеустройства, в которых преимущественно превалировали коллективные формы жизнедеятельности.

Один из основателей науки властвования великий флорентиец Никколо Макиавелли в своем известном труде «Государь» говорил: «Правитель должен избрать такую форму правления, которая бы не породила недовольсто и неприязнь своих сограждан, если он в этом преуспеет, то его имя будет бессмертно». В период своего нахождения у власти Магомедали Магомедович всегда был нацелен на решение именно этого краеугольного принципа власти. Самой большой наградой для него как политического и государственного деятеля, несомненно, было хорошее самочувствие дагестанского народа, а также его единство и безопасность.
Как известно, в мае 1998 года, пользуясь выездом главы республики в Москву, бандитские группировки, прикрываясь религиозными и антироссийскими лозунгами, захватили здание Госсовета. Получив известие об этом, Магомедали Магомедович без промедления вылетел в Махачкалу. По прибытии в аэропорт окружение ему настоятельно рекомендовало там же создать оперативный штаб для борьбы со смутьянами. Данное предложение с учетом складывающейся криминально-политической ситуации казалось взвешенным и мудрым. Я более чем уверен, что на месте Магомедали Магомедовича многие бы правители согласились бы принять это беспроигрышное предложение. Если бы он прислушался этому совету, то его за это никто бы не осудил. Но он лучше, чем кто-либо понимал, что каждый час, каждая минута и даже каждая секунда пребывания бандитских групп в здании Госсовета, символизирующем центр республиканской власти, ставит под сомнение не только его политическую волю восстановить в республике конституционный правопорядок, но и дееспособность органов исполнительной власти. В душах простых людей таяли уважение и вера в российскую власть, ее способность управлять геополитическим пространством в северо-кавказском регионе, наиболее ее уязвимым и важным звеном - Дагестаном.

Потому, взвесив все эти обстоятельства, он без всякого колебания принял решение в сопровождении нескольких человек охраны выдвинуться в столицу. Площадь имени Ленина бурлила, кипела страстями и непристойными возгласами. Рискуя своей жизнью, он вклинился в безрассудную, неуправляемую толпу, не думая о возможных последствиях. Увидев статную фигуру Магомедали Магомедовича, его гордую и непреклонную осанку, суровый, осуждающий взгляд, толпа словно загипнотизированная расступилась, создавая коридор для его движения в здание Госсовета. 

Много часов переговоров без участия СМИ он провел с глазу на глаз с так называемым руководством мятежников, в ходе которых пытался убедить последних в бесперспективности, безрассудности и опасности избранной ими линии. В одном кабинете он вел тяжелые переговоры, а в другом кабинете обсуждался вопрос оставить его в живых или нет. Сочетая лучшие качества дипломата с твердостью и непреклонностью политика, ему удалось переломить ситуацию и восстановить в республике законную власть. В российской политической практике не было случаев, чтобы руководитель столь высокого ранга, геройски, войдя в живой контакт с мятежниками, бескровно убедил последних отказаться от своих притязаний на власть и покинуть здание республиканской власти.
В истории Дагестана это был сложный период, нерешенные экономические, социальные и политические проблемы нарастали как снежный ком. Железная и автомобильная дороги через Чечню не функционировали. Республика фактически находилась в состоянии экономической блокады. За относительно короткое время Магомедали Магомедовичу удалось построить объездные железную и автомобильную дороги, названные в народе «дорогами жизни».

Экономическая и социальная ситуация в республике стала постепенно налаживаться, преобразился малый и средний бизнес, начали наращиваться потоки грузов и товаров, в людей вернулась уверенность в завтрашнем дне, политическая ситуация начала обретать черты стабильности.

Тем не менее нерешенных задач в республике все еще оставалось немало. Одной из таких непростых проблем, требующих вдумчивого, спокойного и толерантного решения была проблема чеченцев–аккинцев. После принятия Федерального закона «О реабилитации репрессированных народов» на традиционные места своего проживания в Дагестане стали возвращаться чеченцы–аккинцы. Возник сложный межнациональный узел, развязывание которого требовало активных, нестандартных политических усилий и вливания значительных финансовых средств. Не секрет, что в разрешении этого потенциально опасного конфликта определяющую роль вновь сыграл Магомедали Магомедович. А разве было менее опасно при длительном противостоянии национальных движений имени Шамиля и «Тинглик»? Легко ли было усмирить лидеров лезгинского движения «Садвал», выдвигающих совершенно неприемлемые политические предложения? А сколько пришлось вложить Магомедали Магомедовичу труда, чтобы нейтрализовать межклановые трения и амбиции отдельных политических персон в республике?

Да разве можно забыть, как себя вел Магомедали Магомедович летом-осенью 1999 года в Цумадинском районе Дагестана, куда с территории Чечни с целью свержения законной власти и утверждения исламско-шариатского правления вторглись вооруженные до зубов банды. После детального изучения обстановки на месте он как глава республики принял решение о проведении экстренного заседания Государственного Совета, Народного Собрания и Правительства республики, на котором обсуждался вопрос о защите единства и территориальной целостности Республики Дагестан в составе Российской Федерации. На этом заседании он выступил с предложением о создании в Дагестане отрядов самообороны, оперативного штаба для координации действий всех силовых структур и информационного центра. Бандитские формирования, вступая на дагестанскую землю, иллюзорно надеялись, что их поддержат народы Дагестана, но увы… Их вторжение вызвало, эффект бумеранга, даже юные ребятишки и люди преклонного возраста вступали в отряды самообороны. Это был период невиданного порыва патриотических чувств народа и утверждения симпатий добрых настроений к России и к русскому солдату, воевавшему с бандами плечом к плечу с горцами.

В то драматическое время Магомедали Магомедович находился в самой гуще событий, своим отважным поведением вселял в граждан уверенность в победе и в изгнании бандитов с дагестанской земли. Его действия и произносимые слова вызывали к нему высокое уважение как к правителю. Благодаря его природным организаторским способностям за короткое время удалось мобилизовать наличествующие вооруженные силы, наладить между ними взаимодействие и нанести бандам сокрушительное поражение.

Народы Дагестана вместе со своим руководителем с честью выдержали этот суровый экзамен, защитили свою землю, детей, женщин и стариков от насилия и унижения. После этих трагических событий В.В. Путин заявил: «Если я ранее уважал дагестанцев, то, увидев, как они защищают свою землю и Россию, я их полюбил». В эти слова были заложены не только симпатии российского лидера к нашему народу, в них не трудно заметить и высокую оценку деятельности Магомедали Магомедовича как к руководителю республики, внесшему значительный вклад в дело победы над хитрым и коварным врагом.

Бесспорно, Магомедали Магомедович – масштабная и многогранная личность. На протяжении всего периода своего правления он демонстрировал необыкновенную твердость и гибкость, присущую японской сакуре. Он обладал великим даром своевременно упреждать и разрешать назревающие конфликты, распутывать сложные узлы межэтнических, клановых, кадровых и территориальных споров. Эта личность, с которой считалось руководство России. Он относился к той когорте руководителей субъектов Федерации, которые находились на особом счету у первых российских лиц, его слово для них было весомо и значимо. Магомедали Магомедович был среди региональных руководителей не только политическим тяжеловесом, но и общепризнанным политическим лидером, потому последние его справедливо называли «аксакалом кавказской политики».

Многолетнее пребывание Магомедали Магомедовича на верхних этажах власти объясняется не только тем, что он обладал божественным даром предвидения политических процессов, но и тем, что самоотверженно денно и ношно, не зная отдыха, трудился во имя стабильности и благополучия Дагестана. Несмотря на свой возраст, он по-прежнему выглядит стройным и подтянутым, остается такой же ответственной, вдумчивой и мудрой личностью. Не зря многие дагестанцы его и поныне почтительно называют «дедом».

Значимость, весомость, основательность этой незаурядной и колоритной фигуры мы особо остро стали осознавать после его ухода на заслуженный отдых. Власть он оставил не так как все. Ушел за пять месяцев до истечения срока полномочий - достойно, неподражаемо, я бы даже сказал элегантно.

Мне поведали интересную историю. Говорят, что на каком-то республиканском мероприятии, куда был приглашен Магомедали Магомедович, зал, стоя, ему рукоплескал. Такую символическую публичную оценку мало кто из бывших руководителей республики получал. Хотя он отошел от власти, в сердцах многих граждан он не зря продолжает и поныне оставаться общедагестанским лидером.

Не является секретом то, что власть – сладостная штука. Кто почувствовал на себе ее чарующие свойства, тот не захочет с ней расстаться до самой могилы. Таких исторических примеров в российской политике немало. Не зря Фазиль Искандер по этому поводу говорил: «Власть – это такой стол, из-за которого никто добровольно не встает». А вот Магомедали Магомедович из-за этого стола встал и ушел к своим внукам и внучатам, которым нынче уделяет столь желанное внимание.

Глубокий, благородный след, оставленный им в памяти людей, будучи на вершине республиканской власти, дает нам моральное право назвать его великой личностью. За большие личные заслуги в сохранении национальной самобытности Дагестана, укреплении единства его народов, развитии общечеловеческих, духовных и материальных ценностей он заслуженно завоевал широкое признание среди рядовых граждан, политиков и государственных деятелей не только Дагестана и России, но и всего постсоветского пространства.

Хазбулат Рустамов, доктор юридических наук







Источник: http://www.dagpravda.ru/?com=materials&task=view&page=material&id=11424
Категория: Имена Дарго | Добавил: дарго_магомед (13.06.2010)
Просмотров: 2019 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
 
 
Форма входа


Категории раздела
Адаты [29]
Властные структуры [10]
Города и села [35]
Даргинский язык [34]
Имена Дарго [76]
Ислам [34]
История и география [94]
Кухня [14]
Литература [53]
Население [9]
Научно-популярное [91]

Поиск

Наш опрос
Верите ли Вы в гороскопы?
1. Нет, не верю!
2. Не верю, но интересно
3. Что-то в этом есть
4. Да, конечно!
Всего ответов: 81

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
 

 

Copyright MyCorp © 2020
Сайт создан в системе uCoz