ГлавнаяРегистрацияВход путь дарго

Прошлое,
настоящее, будущее

Джан дерхъав!

Среда, 23.05.2018, 04:09
  Мой Дагестан Приветствую Вас гость | RSS

 
 
Главная » Статьи » Города и села

Сергокала
Селение Дешлагар (урочище) было основано в 1846 году как штаб-квартира полка царской армии. Во время Кавказской войны чтобы усмирить горцев, по всему Дагестану были построены кpeпости, т.е. организованы во всех ключевых местах военные город­ки, где солдаты проходили военную службу. Они являлись сторо­жевыми постами царского правительства для быстрого реагиро­вания на недовольство коренного населения Дагестана.

Так были построены крепости в Хунзахе, Хасавюрте, Касум­кенте, Ахты, Темир-Хан-Шуре (Буйнакск), Порт-Петровске (Ма­хачкала) и в урочище Дешлагар.

Дешлагар располагался в живописном месте у выхода с гор уще­лья Ая-Кака. Здесь построили крепость, сторожевую башню склад­ские помещения, конюшню, гауптвахту, церковь, здание казармы на 1500 человек, канцелярию полковника. Перед этой крепостью нахо­дилась площадь, где солдаты обучались военному делу (нынешняя площадь райцентра с аркой, где раньше был вход в крепость.

Внутри крепости находилась площадь, где кавалеристы обу­чались джигитовке на конях (ныне стадион). Около площади, в южной части, находилась двухэтажная крепостная башня из обо­жженного красного кирпича с бойницами на этажах. Из этой баш­ни видна была местность вокруг на многие километры и выход из ущелья Ая-Кака, Из Ая-Кака на плоскость нельзя было выйти минуя Дешлагар. Место для крепости было подобрано в очень удоб­ном месте. Климат мягкий, континентальный. Лето не бывает жар­ким, а зима не бывает холодной. В этой крепости проходили служ­бу солдаты из центральных районов России. В 1900 годах здесь проходили службу солдаты 83-го Самурского пехотного полка.

17-19 июля 1906 года в Дешлагаре произошло восстание нижних чинов 83-го Самурского полка. Восстанием руководили Самойленко, Нога, Чаусов, Яковенко и Голубятников. В ночь на 17 июля 1906 года денщик капитана Харламова доложил начальнику гарнизона полков­нику Лемкулю, что на 24 июля назначено восстание солдат гарнизона. Поводом к восстанию послужила недоброкачественная пища. Подня­лась тревога. Но о предательстве стало известно и солдатам. Срок вос­стания 24 июля был перенесен на 17 июля. Нижние чины и команда оружейной мастерской полка под руководством унтер-офицера Самой­ленко, рядовых Яковенко, Петрова, Голубятникова разобрали винтов­ки, взяли боеприпасы и подняли третий батальон в ружье. Четыреста солдат оказались на ногах. Телеграф отстучал в три адреса - Владикав­каз, Баку и Кусары следующий текст: "Дешлагарский гарнизон восстал, власть в руках восставших. Начальник гарнизона Самойленко".

Восставшие хотели при влечь военные части Кавказа к себе на помощь. Командиром полка был назначен Голубятников, ко­мандиром третьего батальона - Чаусов. Были освобождены арес­тованные солдаты. Разоружили учебную команду, затем двинулись к полковым казармам. Взбунтовались 900 солдат. Состоялся ми­тинг, где с речью выступил Самойленко. Он говорил о том, что отцы солдат терпят гнет помещиков и чиновников в России. На­стало время изменить такой строй и порядок. Для этого нужно взять власть в свои руки, арестовать своих начальников. Мы продер­жимся несколько дней, а к тому времени другие полки сделают то же, теперь вся Россия в бунте.

При попытке арестовать офицеров штабе-капитан Саркисов стрелял в солдат и убил одного из них, а капитан Харламов из пистолета убил другого солдата. Солдаты напали на офицеров, Сар­кисова и Харламова подняли на штыки. В завязавшейся перестрелке были убиты командир полка полковник Лемкуль, священник Паль­мов, штабс-капитан Моргунов, подполковник ПокровскиЙ. Легкое ранение получил подпоручик Гриневич, а Харламов, который был поднят на штыки, был тяжело ранен. Подпоручик Нижницкий пе­решел на сторону взбунтовавшихся солдат. Остальные офицеры убежали в сторону Мюрего. 18 июля восставшие солдаты несколько раз собирались на митинг. На одном митинге начальник гарнизона Самойленко приказал: "Вскрыть пороховой погреб, раздать боевые патроны, все посты укрепить, посторонних в крепость не допускать. В сторону железной дороги отправить разведку, чтобы не допустить карателей". Солдаты захватили крепость Дешлагар, почту, телеграф, оружейный склад, гауптвахту. Инспектор армии полковник Кузнецов был посажен на гауптвахту. Ночь прошла в большом беспокойстве. Солдаты группами покидали казармы. В Порт-Петровск был отправ­лен один из руководителей восстания Чаусов. 19 июля его арестова­ли на вокзале в Инчхе. Стало известно, что офицеры, бежавшие в Мюрего, собираются идти наДешлагар. В Дешлагаре подпоручик Нижницкий советовал оставшимся солдатам сдаться и принять обратно своих офицеров. 19 июля на митинг из 900 восставших солдат при­шли меньше ста. Солдаты советовали Самойленко взять полковые деньги и уйти. Но он ответил: "Такой поступок с нашей стороны даст повод черносотенцам для агитации против революционеров".

Поддавшиеся агитации Нижницкого солдаты решили аресто­вать руководителей восстания и этим "смыть позор". Видя такой оборот, Самойленко решил застрелиться, но только тяжело ранил себя. Были арестованы Нога, Голубятников, Дьяченко, Яковенко. Послали делегатов к полковнику Кузнецову, который был посажен на гауптвахту, с просьбой установить порядок. Кузнецов принял ко­мандование полком на себя, отправил записку в Мюрего, пригла­шая офицеров вернуться в крепость. Потом строем пошли в сторону Петровска. За версту от Дешлагара им встретился карательный от­ряд генерала Бауэра. По приказу Бауэра офицеры вывели из строя солдат Дешлагарского гарнизона 60 человек, зачинщиков восстания. Затем все вернулись в Дешлагар. Арестованных заперли в камеры.

Состоялся военно-полевой суд. Было осуждено 239 человек, 149 солдат были подвергнуты аресту, а семеро - Федор Самойленко, Яков Голубятников, Яковенко, Нога, Чаусов и еще двое - приговорены к смертной казни. Палагугу, Ковку, Корпухина, Шапошникова. Стро­ненко, Кульгина приговорили к каторжным работам. Петров и Ба­бочки не сумели бежать. Нижницкий был уволен в отставку и выехал в город Баку. Сотни солдат понесли разного рода наказания - перевод 13 арестантские отделения, дисциплинарные батальоны и т.д.

1 августа 1906 года за Красной горкой Самойленко, Голубятни­ков, Яколенко, Чаусов и Нога были расстреляны. Патруль разгонял публику, но народ не расходился до темноты. Утром на братской мо­гиле нашли цветы с лентами и записку: "За вашу гибель отомстим".

Восстание солдат Caмурского полка останется одной из ярких страниц борьбы в Дагестане против царского самодержавия в пе­риод первой русской революции 1905-1907 годов.


До XIX века Дешлагар (Сергокала) был частью одного большого села Губден. Во время Кавказской войны, Губден не поддерживал открыто Имамат, но в рядах армии имама Шамиля было не мало перебежчиков из этого села.

Первые упоминания о перебежчиках из Губдена:
«12 ноября Лазарев получил известие, что несколько человек губденских абреков в ту же ночь пришли с неприятельской стороны в селение Губден, чтобы вывести односельцев в горы. Поэтому Лазарев, согласно словесному приказанию князя Орбелиани, потребовал четыре сотни полка и, чтобы преградить дорогу для обратного следования в горы, тотчас же расставил по одной сотне и конных житеелей в окрестностях селения Кака-Шура, Оглы и Апши. Прибыв в Оглы, в полночь на 13 число он отправил 1-ю сотню в засаду: командир этой сотни подпоручик Мирза Бек Нуцал Хан оглы с успехом исполнил возложенное на него поручение и без малейшего урона схватил 5 мюридов из числа 29-ти, наткнувшихся на засаду, отбил у них 17 лошадей, в том числе 8 украденных у наших жителей и много оружия. Остальным 4 мюридам удалось спастись бегством вследствие темноты ночи. В ночь на 13 ноября командир 5-й сотни хорунжий Абдурахман Нурич, стоявший в окрестностях Кака-Шуры, открыл по 3-х из означенных 12 мюридов, возвращавшихся из губденских лесов с уворованными быками, убил 2-х из них, взял в плен 1 и захватил 3 из лошадей и 18 быков; при этом был ранен знаменщик сотни Гимбат; он убил значком сотни одного из абреков, но в свою очередь был так тяжело им ранен, что сделался инвалидом и принужден был развестись навсегда с своею молодою женой. В ночь на 14-е командир 3-й сотни, охранявшей окрестности сел. Апши, сотник Багадур Нурич оглы взял в плен 4-х губденских абреков, пробиравшихся в горы с их семействами (3 женщины), отбил 6 лошадей и все их имущество; у нас был ранен 1 всадник полка.[4] »
Письмо генерала Г. Орбелиани к князю Воронцову:

« Шамиль по возвращении из Галашки, предался покою и молитвам, но его агенты деятельно заняты развозкою прокламаций по Табасарани и даже в Шамхальстве, в особенности в Губдене, жители которой безнаказанно предались грабежам и разбоям, так что теперь мимо этой деревни никто не решается ездить. Если жители Губдена не образумятся, то позвольте, Ваша Светлость, наказать их так, чтоб дети не могли там отыскать жилища своих отцов. Это послужит самым полезным примером и поучительным уроком всему здешнему краю на много лет.[5] »
По этой причине царские власти постоянно требовали их выдачи при приходе в селение, но губденцы этого не сделали. Имеется письмо князя Воронцова Чернышеву, относящееся к этому времени, в котором даргинское общество обвиняется в измене. Речь идет о некоторых губденцах, которые участвовали на стороне Шамиля:

« «Находя однако же неудобным оставлять вовсе без взыскания Даргинское общество, я приписал ему, генералу [Бебутову]: а) Потребовать выдачи тех лиц, которые содействовали призыву Шамиля, если они остались в своих селениях; б) Возложить на жителей снабжение и перевозку продовольствия для войск, которые по обстоятельствам потребовались бы, чтобы двинуться на Акушу, а также расчистку просек и исправление нескольких важнейших дорог; в) В виде наказания отдать безвозмездно необходимые пастбищные и пакостные места Самурскому полку, ближайшей вновь образованной штаб-квартире, принадлежащих частью изменившему нам селению Губден»[источник не указан 77 дней]. »
Отказ губденцев, послужило основанием для наказания губденцев: отобрать их пахотные, покосные и пастбищные земли, расположенные в Дешлагаре и передать их Самурскому полку. Русские власти этим хотели внушить народам Дагестана, что любое их антирусское проявление не останется безнаказанным. Они отбирали земли горцев и без всякого повода отдавали их русским переселенцам, чиновникам, военным, угодным им местным феодалам.[6]

В 1846 году в Дешлагаре строится штаб-квартира 83-го Самурского пехотного полка, где солдаты проходили военную службу и усмиряли горцев. Дешлагар располагался в живописном месте у выхода с гор ущелья Ая-Кака. Здесь построили крепость, сторожевую башню, складские помещения, конюшню, гауптвахту, церковь, здание казармы на 1500 человек, канцелярию полковника. В 1900 году Дешлагар получает статус села.[7]

Позже произошло крупное восстание солдат Самурского полка в Дешлагаре, после которого жители слободы постепенно рассеялись и покинули край, на их место стали заселяться даргинцы с гор. 70-х годов 19 века в владениях губденцев ещё находилась некоторая часть территории Дешлагара. Земельные угодья были расположены между селением Губден и штаб-квартирой в Дешлагаре. Губденцы их называют Дершлабах, Ургабил, ХIягунаг и Пилаул, а последние три ряда гор — Диква. Губденское общество представляла возможность давать эти земли соседям в такие периоды года, в которые они не нуждались в них. Этими избыточными угодьями преимущественно пользовались верхние даргинские общества, нуждавшиеся в пастбищах, в частности, Мекегинское, Акушинское, Цудахарское и др[6].

Позже, даргинцы стали претендовать на эти земли и строить на этих территориях свои хижины и шалаши. 27 апреля 1867 году губденцы сожгли эти хижины и прогнали даргинцев в горы. Последние обратились с жалобой к окружному управлению. Пока жалоба рассматривалась, акушинский кадий обратился к даргинцам с призывом собраться с оружием для выхода против губденцев. В Дешлагаре собрались даргинцы и губденцы для разрешения конфликта. Но увидев скот на своих посевах, губденцы погорячились и вопреки уговорам стариков, вновь разрушили и предали огню шалаши, хижины и заготовленный лес, отобрали оружие и топоры для возмещения убытков от потрав посевов[6].

Даргинцы нашли самоуправство губденцев удобным поводом для выдвижения своих претензий на губденские земли. Теперь они требовали уже земель намного больше, чем они пользовались. Даргинский кадий пошел, можно сказать на неоправданные меры, крайние меры. Он обратился к народу выйти на урочище Дешлагар, взяв с собой съестных припасов на неделю. 1867 г. 11 мая в Дешлагаре, в местности Диква собрались жители Акушинского, Цудахарского, Мекегинского, Усишинского и Сюргинского обществ. Но сюргинский и усишинский кадии вернули своих земляков домой, узнав, что народ созван без согласия начальства округа. Остальные направились к границе губденских земель. Со стороны даргинцев собрались более полутора тысяч человек. В это время поступило требование начальника Даргинского округа разойтись по домам. 13 мая утром они разошлись, не причинив никому вреда. В тот же день даргинцы с акушинским кадием явились к начальнику округа с повинной и просили простить им их необдуманный поступок. Так принятыми властями мерами был предотвращен опасный конфликт. Вскоре возник конфликт с даргинцами в Дешлагаре. В материалах отмечается, что жители слободы Дешлагар уничтожили пограничные знаки, распахивали спорную и бесспорную землю губденскую землю. До 1908 года они несколько раз придвигали границу в глубь губденской земли. Разумеется, что губденцы не могли примириться с таким произволом. В 1909 году они распахали свою землю, на которую без всякого основания претендовали даргинцы, за что административном порядке были посажены в тюрьму 18 губденцев. Таким образом, власти пренебрегли справедливостью и открыто встали на сторону даргинцев. Но губденцы придавали большое значение земельным вопросам и благодаря влиятельному адвокату Б. К. Далгату вернули себе свои земли[6].

В исковом заявлении Бакинскому окружному суду Б. К. Далгат написал письмо. Бакинский окружной суд в итоге решил вопрос по всем пунктам в пользу губденского общества.

« Завладев обширным пространством губденской земли, на которую никогда никаких прав даргинцы не имели и которой Губденское общество владело на правах собственности на протяжении многих земских давностей, когда не существовало даже и самой слободы Дешлагар, образовавшейся, главным образом, из отставных солдат Самурского полка, для нужд которого была занята временно, а затем и присвоена казной губденская земля, отданная в надел слободе в 1898 году.[8] »
В 1916 году возникло ещё одно дело по земельному вопросу. Теперь речь шла о разделе 125 рублей между обществами Губден, Акуша, Цудахар, Мекеги, Усиша и др., полученные от властей за землю, отчужденную на караульный дом в местности Диква. Слушание дела в Темир-Хан-Шуринском окружном словесном суде было назначено на 24 ноября 1915 года. Но поверенные последних сельских обществ попросили перенести рассмотрение вопроса, поскольку они не имели с собой документов, подтверждающих их права на получение своей доли из 125 рублей. Считая эту просьбу обоснованной, рассмотрение дела было перенесено. Состоялось новое заседание окружного суда 19 января 1916 года. На этом заседании выступили поверенные селений Акуша, Цудахар, Мекеги, Усиша, Муги, Сана-махи, Кадани-махи, Куппа и др. Поверенные этих сел и на второе заседание пришли без документов, подтверждающих их право на долю денег. Поэтому они вновь стали просить перенести рассмотрение дела, обещая представить документы, что и было сделано. 18 апреля 1916 года состоялось третье заседание. Изучая представленные документы, суд пришел к выводу, что местность Диква, Пилив, Дузлагар и Дешлагар составляют собственность губденцев и даргинцы имеют на Диква и Пилив некоторые условные, временно установившиеся права. Поэтому претензии даргинских сёл на часть из 125 рублей безосновательны. Отсюда решение окружного суда, что нужно "признать спорные между даргинцами и губденцами 125 рублей подлежащими выдаче губденцам как владельцами собственности, то есть местности Диква.[9]

1917—1918 годы в ходе гражданской войны, большая часть мужского населения Губдена сражаясь с белоказаками погибло, в результате чего главенство в Дешлагаре перехватили даргинцы и основали село[6].



Для обеспечения гарнизона всем необходимым в Дешлагаре было организовано местное население. Ими были в основном ев­реи и армяне-торговцы, снабженцы, лавочники и т.д. После 75 лет службы в армии солдаты имели право получать пахотные зем­ли размером 10 га и жить там в России, где они хотят. Некоторые солдаты после ухода в отставку, облюбовав дешлагарские земли, получали здесь пахотные участки и, построив свои дома, оставались жить в Дешлагаре.

Таким образом, к 1900 году образовалось селение Дешлагар, которое занимало территорию от нынешней улицы Мичурина до улицы Моисеева и от площади до сберкассы и дома Бадила Курба­на. Селение было построено по плану с прямыми улицами, мощеными камнем. Там же жили отставные солдаты армии. Офи­церы полка и обслуживающий персонал полка. В селении нахо­дился офицерский клуб (ныне здесь расположено общежитие ПТУ, до этого - общежитие пришкольного интерната, а еще до тоrо - Ссргокалинская начальная и средняя школа. На месте нынешнего РТС и прилегающей к ней территории был офицерский сад, где офицеры со своими семьями проводили свободное время.

Около здания нынешнего Дома культуры была красивая цер­ковь с куполами, которая была разобрана в 20-х годах. Потомки отставных солдат до сих пор проживают в селении. На памятнике воинам, погибшим в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов 24 русские фамилии ушедших на фронт из Сергокалы.

Юго-западная часть Сергокалы представляет собой склон (хJярu), покрытый кустарниками гордевины (дерш), на даргинском языке - дершла хJярu. от этого и произошло название урочища Дешлагар. В 1929 году во время районирования Дагестана (до это­го в Дагестане было 10 округов) многие ссргокалинцы хотели на­звать район Урахинским с центром в сел. Урахи. Однако из-за плохих дорог в Урахи было решено центром района сделать Деш­лагар, который переименовали в Коркмаскалу - в честь Джалалут­дина Коркмасова, видного дагестанского революционера.

В 1938 году Д. Коркмасов был репрессирован, а Коркмаскалу переименовали в Сергокалу в честь революционера Серго Орд­жоникидзе. В последние годы некоторые сергокалинцы хотели переименовать Сергокалу в Дешлагар, но большинство сергокалинцев считают, что от изменения названия селения ничего не изменится.

Местности Сергокалы: Акала бяхl, Ая-Кьакьа, Бuцlла лuхlбаг1u, Къярд хъapaxъ, Гlявнlашuла, Пакусла къада, Кlацlа, Буйна-къада, Третий верст, Хъярла г1иниз, Арсавартагlила, Судла хъяб, Ятапла муза, Пушла муза, МТС-ла къада, ХIямамла къада, Урусла хlябрu, Хlябрела къада, Лугlяйла гьалада, Лагерmагlила, Кармаг1и, Цlурри къада, Къярдла итшшегlила, Къала хъяб, Хlябра-гluла, Луг1яйла вацlа, Буровойла гlинuз и т.д.

В Сергокале улицы названы именами О. Батырая, И.В. Мичу­рина, Моисеева, С Омарова, А.М. Горького, С.М. Кирова, М. Ка­линина, С Орджоникидзе, М. Гаджиева, С Алиевой, Г. Османова. С.М. Буденного, К.К. Рокоссовского, М. Далгата, Г. Далгата и др.

В 1929 году после образования района в Сергокалу начали переселяться жители близлежащих населенных пунктов: Урахи. Ва­нашимахи, Аялизимахи, Мекеги. Акуша, Мулебки, Губден и др. l3 настоящее время в Сергокале более 3000 хозяйств и проживает 8850 человек.

В 1928 году в селении организовали сельхозартель "Дешлагар", а в 1936 году - колхоз имени Н.Самурского, переименованый в 1938 году имени В.И.Ленина.

В 1929 году был создан сельсовет, в том же году открыт педтехникум. В 1935 году его перевели в Буйнакск, а с 1941 года по 1974 год педучилище опять работало в Сергокале, затем было переведено в Избербаш. В годы советской власти была открыта больница на 10 коек, с 1933 года больница находилась в бывшей казарме солдат царской армии.
Категория: Города и села | Добавил: дарго_магомед (19.04.2008)
Просмотров: 4677 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
 
 
Форма входа


Категории раздела
Адаты [27]
Властные структуры [10]
Города и села [32]
Даргинский язык [34]
Имена Дарго [76]
Ислам [34]
История и география [92]
Кухня [14]
Литература [47]
Население [9]
Научно-популярное [91]

Поиск

Наш опрос
Верите ли Вы в гороскопы?
1. Нет, не верю!
2. Не верю, но интересно
3. Что-то в этом есть
4. Да, конечно!
Всего ответов: 79

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


 

Copyright MyCorp © 2018
Сайт создан в системе uCoz