ГлавнаяРегистрацияВход путь дарго
Джан дерхъав! Амру дерхъав!

Четверг, 29.10.2020, 14:41
  Мой Дагестан Приветствую Вас гость | RSS

 
 
Главная » Статьи » Даргинский язык

Багомедов М.Р. Топонимия Дарга. ч.3.
Начало

Анализу названий населенных пунктов посвящена глава четвертая «Ойконимы Дарга». НП являются своеобразным памятником эпохи своего возникновения, и они тесно связаны с социально-экономической историей края, с его природной средой и ландшафтом, с историей страны и культурой народа, историей языка. Из 1567 сельских НП РД более 300 входят в Дарга. Они расположены в разных природно-географических зонах. НП строились исходя из географических, экономических и оборонительных соображений. Это наложило отпечаток на сходство в образовании ойконимов. Их состав и структура многослойны и разнородны. Несмотря на пеструю диалектную картину, в ойконимии Дарга просматриваются общие для всех диалектов даргинского языка модели. В ряде ойконимов отражаются специфика территории и диалектные особенности.

Именно изначальная близость и общность морфологической структуры данной группы лексического состава позволяют предложить единую классификацию для всей ойконимии дагестанских горских языков. Классифицируя словообразовательно-морфологические особенности названий НП, И.Х. Абдуллаев [1976: 21] выделяет типы моделей, по которым оформлены эти названия: 1) простые (непроизводные) ойконимы; 2) производные ойконимы; 3) сложные ойконимы. По его мнению, в ойконимии дагестанских горских языков очень много общего, что является первичным, а расхождения, отличительные особенности в ойконимии каждого языка — вторичны.

Понятие «населенный пункт» в даргинском языке выражается терминами шагьар «город», ши «село», махъи «хутор». В сложных ойконимах апеллятив ши «село» употребляется как в номинативе (Дибгаши, Хъураши, 1 Лишили (Д.р.), ХЬшишма (А.р.), Г1явши (К.р.), так и в лативе (Ахъуша, Усиша, Хъарша (А.р.), Лаваша (Л.р.), Меусиша, Шиша, Урхьниша (Д.р.), Шиланша, Г1ях1мадлаша (К.р.).

Апеллятив махьи состоит из компонентов ма и хьи, где ма «маленький» и хьи «село», т.е. «маленькое село». Ма (ме) представлен и в названиях некоторых селений. Ср.: Усиша (А.р.) - Меусиша (Д.р.), Мух1и Муги (А.р.) - Мемух1и Мегеб (Гунибский район (Гун.р.)). Махъи наличествует в 119 ойконимах Дарга: Ванашимахьи, Щурмахьи, Семгамахьи и др. В количественном отношении он представлен по-разному: в Акушинском районе — 57 раз, Левашинском — 24, Сергокалинском — 20, Дахадаевском — 15, Буйнакском - 3 и ни одного названия в Кайтагском районе. Это свидетельствует о времени, характере и своеобразии образования данных поселений.

В диалектах даргинского языка отмечены следующие варианты данного компонента: а) -махьи (в говорах акушинского, урахинского и др. диалектов): Абикъунимахьи Абикунимахи (А.р.), ГЫдукьмахьи Аду км ах и (Л.р.), Г1яймазимахьи Аймазимахи (С.р.), Хътиа (Хъишамахьи) Кишамахи (Д.р.), Ккуркки (Куркимахьи) Куркимахи (Д.р.) и др.; б) -магьи (в мулебкинском, мекегинском, губденском и др. говорах): Г1яйнурбимагьи Айнурбимахи (С.р.), Бурх1имагьи Бурхимахи (С.р.), Чях1гшагьи Чахимахи (Л.р.) и др.; в) -маши (в сирхинском диалекте): Бик1аламаши Бикаламахи, Къассагумаши Кассагумахи (А.р.) и др.; г) -машши (в цудахарском диалекте): Г1яметерк1машши (Г1яметерк1махъи) Аметеркмахи, Т1емекмашши (Т1ебек1махьи) Тебекмахи (А.р.) и др.

Махъи употребляется и в значении «сезонное поселение». Например, на территории муиринского диалекта даргинского языка не отмечены ойконимы с махьхьи, но он представлен в названиях сезонных поселений: Къамайхъа махьхьи "Поселение Камаевых", Къубайла махьхьи "Поселение Кубая" (с. Меусиша) и др.

Компоненты ши «село», махъи «хутор» несут в себе информацию о времени и характере поселения даргинских НП. На основе анализа археологических и лингвистических материалов, исследований ученых [Османов 1965: 283] можно говорить о типах поселений даргинцев: 1) небольшие родовые поселения, в результате распада которых и образовались «ши» (село — М.Б.); 2) территориально-родовые поселения (ши), постепенно эволюционизирующих в территориальные - Х1-ХУ1 вв.; 3) чисто территориальные селения (маши, ая) - ХУН-ХГХ вв.; 4) новые поселения советского периода — XX в.

Некоторые ойконимы представляют собой бывшие формы местных падежей. Архаичные формы старого латива (падежа сближения — М.Б.) на -ли сохранились в названиях НП, ср. Чулли "в Чур" (старое даргинское название Дербента), Чумли (назв. насел, пункта), ЦургЫи (назв. насел, пункта) и т.п. В названиях НП встречаются формы латива на: -ни, -д/-ди, -и. Например: а) -ни: Губдани "в Губден", Цугни "в Цугни"; б) -д/-ди: Шукьди "в Шукди" и "Шукди", Гъулди "в Гулди" и "Гулди"; в) -и: Мах1арги "в Махарги", Мулебк1и "в Мулебки" [Мусаев 1984: 11-14].

Форманты, выражающие понятия «село», «хутор» представлены в ойконимах и других дагестанских языков. Например: а) в аварском: росу «село» - Шудиябросу Кудиябросо (Ахвахский район (Ахв.р.)) «Большое село», Иманг1алилросу Иманшшросо (Гумбетовский район (Гум.р.)), Хъах1абросу Кахабросо (Унцукульский район (Унц. р.)) «Белое село», Росулъ Росутль (Гун.р.) «В селении»; коло «хутор» - Гозолоколо Гозолоколо (Хунзахский район (Хунз.р.)), Г1орт1аколо Гортколо (Хунз.р.), Нухт1аколоб Нухотколоб (Тляратинский район (Тляр.р.)), Колоб Колоб (Тляр.р.), Колоб Колоб (Унц.р.), Коло Коло (Хунз.р.) и др.; б) в лакском {щар, шяр, шяравалу «село», л<аи/и«хутор») редко представлены в ойконимах: Ц1ущар, Щар. Апеллятив мащи не зафиксирован в лакских ойконимах; в) в лезгинском: хуър (хюр), кент, кьеле (к1еле) «село». В официальных документах на русском языке в лезгинских ойконимах зафиксирован тюркский элемент -кент, но в изданиях на лезгинском языке и в устной речи он подменяется собственно лезгинским хуьр. Например: Касумкент Къасумхуьр, Асадкент Асадхуьр (Сулейман-Стальский район (С.-Ст.р.)), Магарамкент Мегьарамдхуьр (Магарамкентский район (Маг.р.)) и др. В Курахском районе отмечен ойконим, где компонент хуьр (хюр) используется и в официальных документах на русском языке: Хюрсхюр «Село в селе». В 90-х годах XX в. в честь классика лезгинской поэзии Етима Эмина НП Аламише переименовали в Эминхуьр.

В качестве синонима ши «селение» и махъи «хутор» в даргинском языке употребляется компонент г1яя букв, «пустырь вокруг дома», «загон», «выгон» (видимо, от г1яй, г1яйбюс «распространиться, пастись, разбрестись»): ГТяялахъяб Аялакаб (Л.р.), Пяялизимахьи Аялизимахи (С. р.), Г1яямахъи Аямахи (С.р.), Пяяцимахъи Аяцимахи (Д.р.), Г1яяц1ури Аяцури (Д.р.), Уллуг1яя Уллуая (Л.р.), ЭбдалагЬы Эбдалая (Л.р.) и г1яйни букв, «двор», «загон»: Г1яйнурбимахъи Айнурбимахи «Хутор дворов» (С.р.), Г1яйнихъяб Айникаб «Перевал двора» (Л.р.) и др.

Заимствованные компоненты -кент, -аул, -къала также выражают данное понятие. Кент представлен в тринадцати даргинских ойконимах: Бархакент, Наскент, Сулайбакент (Л.р.), Къадиркент (С.р.), Агълавкепт (К.р.), Маллакент, Сурхавкент, Г1ях1мадкент (К.р.), Сулевкент (Хасавюртовский район (Хас.р.)) и др. Наличие данного компонента свидетельствует о более позднем образовании этих названий, нередко и самих НП. В отдельных случаях даргинцы тюркский элемент -кент заменяют на даргинский -ши «село»: Г1ях1мадкент Ахмедкент -Г1ях1мадлаша, Агълавкепт Аглавкент — Агълавла ши. Кумыкское селение Каякент старшее поколение даргинцев называет Къаяла ши «Селение Кая».

Компонент аул представлен только один раз: Мяммаул (С.р.). Село образовалось сравнительно недавно. В микротопонимии с. Губден данный элемент выражает понятие «квартал села»: Ахъула авул «Верхний квартал села», Ачаеул «Голодный квартал села», Базаравул «Базарный квартал села» и др. Это связано с тем, что Губден граничит с кумыкскими НП.

Къала (букв, «крепость») зафиксирован в позднее образовавшихся ойконимах Сергокьала (Дешлах1яр «Откос кустарника», Къоркъмаскьала букв. «Крепость Коркмаса»). Таким образом, даргинские ойконимы с компонентами -кент, -аул, -къала образовались значительно позже и в них, как правило, основообразующими элементами выступают МЛИ.

Месторасположение даргинских аулов в горной зоне своеобразно повлияло на образование ойконимов. В них отражаются элементы горного рельефа, ландшафт природы, определенные характеристики, необходимые для образования НП (географическое и стратегическое положение) и др. В них представлены следующие элементы: кьякь «бугор, холм»: Г1яйсалакьякь Айсалакак (Л.р.) «Бугор Айсы», Тарланкъякь Тарланкак (Л.р.) букв. «Тарлан бугор»; хьяб «перевал»: Г1яйнихъяб Айникаб (Л.р.) «Перевал двора», Г1яйншъябмахъи Айникабмахи (А.р.) «Хутор перевала двора», Г1яялахъяб Аялакаб (Л.р.) «Перевал загона»; кьярд «полоса; гряда; ущелье»: Къярдмахъи Кардмахи (С.р. и Л.р.) «Хутор ущелья»; кьакьа «теснина», букв, «улица»: Кьакьамахъи Какамахи (Л.р.) «Хутор теснины»; гТиникъ «пещера»: Пиникъуналамахъи Иникуналамахи (А.р.) «Хутор пещер»; ц1ур «куча, груда; вершина; башня»: Г1яяц1ури Аяцури (Д.р.) «Вершина загона», Щурмахьи Цурмахи (С.р.) «Хутор вершины», Ц1урнег1ела Тяшкапур (Л.р.) «За кучками» и др.; бех1 «вершина»: БехЫахьи Бехмахи (С.р.) «Хутор вершины»; бек1 (бук1, бук) «вершина», букв, «голова»: ГЫрбук! (ПарбукТ) Арбук (Кубачи), Цейбук! Дейбук, Жирбук1 (Жирбач1и) Джирбачи, Сутбук! Сутбуки др.

Компонент хъар «верх, вершина, верхняя часть» присутствует в начале, середине и в конце названий аулов: Хъар Мах1арги Верхний Махаргимахи (С.р.), Хъарлябхъу Карлабко (Л.р.), Турахьаргшахьи (Ттурахъари) Туракаримахи (Д.р.), Щудахъар Цудахар (Л.р.), Дуг1азсъар (ДугЬсъи) Дуакар, Гьунахьари (Гъунхъри) Гунакари и др. Его наличие в ойконимах объясняется расположением НП на вершинах гор, их местоположением выше других географических объектов и селений. Почти одна треть даргинских НП находится на высоте от 1500 до 2000 м над уровнем моря, а семь - на высоте от 2000 м до 3000м.

В формировании ойконимов Дарга также принимают участие апеллятивы: сани, бурх1и «солнечная сторона; южный склон», барг «ложбина", «ущелье», чях1и «водопад», хъар «низ, низина, нижняя часть; нижний», къада «ущелье», къат! «квартал», гЫниз «родник», бех1 «острие, вершина», урхъу «море», вана «теплый», ч1иг1я «камыш», шинкьа «нижний» объясняется географическим расположением НП. Сравнительно большое количество таких названий даргинских и аварских сел истолковывается их местоположением в горной части.

В результате миграционных процессов и различных обстоятельств на территории Дагестана возникли новые селения, в том числе и даргинские. По официальным источникам, с компонентом новый в республике насчитывается 37 НП. В даргинских СМИ он переводится - «.сагаси». Например: Новокаре - Сагаси Кьаре (Бабаюртовский район (Баб.р.), Новая Барша - Сагаси Барша (К.р.), Новый Викри - Сагаси Вихъри (Каякентский район (Каяк.р.), Новый Костек - Сагаси Костек (Хас.р.), Новый Мугри -Сагаси Мугри (С.р.). А в обиходе (в устной речи) используются оба варианта. Исключением является ойконим Сагаси Дейбук - Новый Дейбук (Каяк.р.), где употребляется даргинское слово сагаси. При образовании сложных прилагательных данный компонент сохраняется: Сагасидейбукская средняя общеобразовательная школа. Зафиксирован собственно даргинский ойконим Шаласи Светлое (Д.р.). На территории когда-то существовавшего ногайского селения Шумли-Олик (Ногайский района (Ног.р.) были переселены жители с. Дзилебки (Д.р.). Они образовали село, но название осталось.

Таким образом, ойконимия Дарга характеризуется семантическим многообразием. Смысловое значение названий НП отражает старейшие пласты и новейшие данные географического окружения, хозяйства, строительной, материальной и духовной культуры проживающего здесь населения.

Занимая промежуточное положение между ойконимией и микротопонимией, названия кварталов НП Дагестана представляют значительный интерес для изучения топонимии. В даргинских топонимах словами-индикаторами служат термины со значением "квартал": ши, махъи, кент, къатГ. Убях1ши (с. Киша), Хъарши, Хъарша, Къиркьирмаши, Гъулдимаши, Пякквакент (с. Кудагу), Хъарши, Хъарша, Самарикент, Гьалакьват, Пилакьват (с. Ираки) и др. Термин кьват! имеет соответствие в лакском и аварском языках.

Названия кварталов даргинских НП имеют структурно-семантическое разнообразие: Хъаршела къват1 "Квартал верхнего села", Хьаршела кьватI "Квартал нижнего села" (с. Дейбук), Хьарша "Нижнее село", Убях1ши "Нижнее село" (с. Киша), Гьаршула «Нижняя часть села», Хъаршула «Верхняя часть села» (с. Субахтимахи), Хъарша «Верхнее село», Хьарша «Нижнее село», Дайша «Среднее село» («Центр села») (с. Цизгари), Г1яябурх1ила «Солнечная сторона ая», ХЫбкъяймахъи «Хутор трехдорожья» (с. Аймаумахи), Дагшша «Центр села», Хьхьаршша «Нижнее село» (с. Танты), Хъаршу «Верхнее село», Баршу «Село солнца» (от баре 36

литературы рассматриваются в некоторых статьях С.Ю. Султановой, А.Н. Магомедовой и М.М. Багомедовой, М.Р. Багомедова. В книге С.М. Рабадановой «Даргинская антропонимическая система в сопоставлении с русской и английской» [2000] анализируются даргинские личные имена с различных позиций. Но автор не касается проблемы функционирования личных имен в художественной литературе.

Исследователи [Багомедова, Магомедова 2006] отмечают, что в переведенной на английский язык повести А. Абу-Бакара «Шакала пукьалаб берхГи» - «Солнце в гнезде орла» онимы встречаются 788 раз (581 антропоним и 207 топонимов). Из них: ЖЛИ - 125, МЛИ - 440, фамилии -4, прозвища — 35. Ценность онимов повести А. Абу-Бакара заключается в том, что по ним можно судить об именнике жителей региона той эпохи, когда творил писатель. Здесь встречаются имена представителей и других национальностей. Топонимические единицы повести можно распределить на следующие группы: ойконимы, хоронимы, гидронимы.

Материалом для анализа произведений P.M. Багомедова послужила книга писателя «Чердик1ибти» («Избранное») [2002], куда вошли повести, рассказы, очерки и пьеса. Анализу был подвергнут пятьдесят один рассказ. Они объединены в два цикла: «Халати бишт1атачилау> «Взрослые о детях» (с. 456-460) и «Гумайла хабурти» «Годеканские рассказы» (с. 428454). В двенадцати рассказах-миниатюрах первого цикла широко представлены антропонимы. Употребление тех или иных имен обусловливается жанровым своеобразием художественного произведения. В данных рассказах главными героями являются дети. Собственные имена встречаются в тридцати двух случаях: Аллагь Аллах, Амир Амир, Бац Луна, Муса Муса, ХЫбиб Габиб, ХЬшзат Гамзат и др. Но частотность их употребления разная. В тридцати девяти рассказах цикла «Годеканские рассказы» онимы встречаются 126 раз, из них 115 являются антропонимами. Зафиксирован такой интересный факт: в данных рассказах писателя ни разу не встречается ЖЛИ. На наш взгляд, это характерная особенность жанрово-стилистического своеобразия «Годеканских рассказов»: годекан является местом общения мужчин. Соответственно темой для беседы чаще всего выступают мужчины.

Кроме личных имен, в рассказах Расула Багомедова зафиксированы и другие онимы: а) агионим Аллагь «Аллах». Это имя никому из людей не дается, но в сложносоставных именах встречается. Например: ГЫбдулла Абдулла, где араб. гЫбд «раб», улла от Аллагь «Аллах», т.е. «раб Аллаха», Байтулла Байтулла, Валигулла Валигулла и др.; б) зооним: кличка собаки Тузик; в) хороним Калмыкия - республика Российской Федерации; г) ойконим Меусиша и др. Ономастикон писателя является богатым и многогранным. Здесь представлены личные имена, фамилии, прозвища, клички, названия НП, географических и космических объектов. По количественному составу преобладают антропонимы. Они составляют 91,2% всех онимов. По своему составу имена подразделяются на простые и сложные. Заметно, что Багомедов через имена хотел лучше отразить мир героев, время и среду их проживания. Жанр и сравнительно небольшой объем произведений объясняет достаточно малое употребление онимов в анализируемых текстах: их количество составляет от одного до двух в каждом рассказе. А в отдельных произведениях они вовсе отсутствуют.

В предисловии к «Антологии даргинской прозы» даргинский писатель Ильяс Гасанов, говоря о рукописи Мухаммадшапигаджи Меусишинского «Мигъан шайх Мух1аммад» («Шейх Мухаммад из Mera»), отмечает, что история зарождения национальной прозы уходит вглубь веков. В статье «Кем был Мцыри?» А. Азеров пишет, что известный русский поэт М.Ю. Лермонтов в своей поэме «Мцыри» использовал факты из детского периода жизни шейха Мухаммада из Mera [2003: 18]. Эту же мысль он развивает и в публикации «Мальчик незнакомой страны!» [2006]. В рукописи онимы встречаются сто девяносто шесть раз, в их числе: агионимы, антропонимы (представлены только МЛИ), ойконимы, хоронимы, оронимы, гидронимы и др.: Аллагъ «Аллах», Мух1аммад «Мухаммад», Ахъушала иш «Селение Акуша», Даркква «Дарга», Табасаран «Табасаран», Мигъала дубура «Мегинская гора», Нш х1арк! «Река Нил» и др. С точки зрения этнокультурного и языкового многообразия ономастикон рукописи весьма разнообразен и многоаспектен.

Второй раздел пятой главы посвящен топонимическому фольклору. Целесообразность исследования топонимического фольклора в лингвистике однозначно не воспринимается. На наш взгляд, при исследовании топонимии Дагестана (Дарга), а также исторических судеб проживающих здесь народов, легенды и предания (как правило, исторического характера) должны занять определенное место. Они в основном раскрывают историю заселения края и происхождение названий НП, местностей, гор, рек и т.д. В ряде случаев они помогают лингвисту в этимологизации топонимов.

Топонимические легенды и предания даргинцев можно разделить на две группы - мифологического и исторического характера. К первым мы относим те легенды, в которых основной мотив группируется вокруг мифических существ, суеверий и др. Это легенды и предания, связанные с такими топонимическими единицами, как: Аждагъали лайдак1иб гЬшжи «Аждахой (драконом) брошенная глина» (с. Субахтимахи), Буракьла къе къатти «Крылатого коня (Пегаса) ущелье», Хахбяхъла чукъла «Яма присеста», Аллагьла хъа лис «Скала дома Аллаха», Сутта тЫкъ «Расщелина Сутты» (с. Меусиша), Арцурли дакЫбти х!арби «Прилетевшие могилы» (с. Калакорейш Д.р.), Къалсани ц1убх1яр «Калсани цубхар» (этимология затемнена), Зулзумла гЫницц «Родник Зулзум» (с. Киша) и др. Легенды и предания о происхождении названий местностей, гор и НП, связанных с какими-либо историческими событиями, можно отнести к историко-топонимическим. Например, ойконим Урагъи Ураги (Д.р.) и др.

О реальных исторических событиях, происходивших на территории Дагестана, свидетельствуют топонимические легенды и предания и отмеченные при этом микротопонимы. Так, например, можно привести десятки примеров, подтверждающих зверскую расправу войск персидского завоевателя XVIII в. Надир-шаха над мирным населением, если жители того или иного села оказывали сопротивление. Как правило, на специально оборудованное место для молотьбы зерна (дарг. - дурег1и, лезг. - хирмани др.) сгоняли женщин, детей и стариков, а затем их топтали конскими копытами. Например: Сигъла дуриг1и «Ток предсмертного вздоха» (с. Меусиша), XIе дург1ела «Кровавый ток» (с. Калкни), Х1е шурагьи «Кровавый пруд» (с. Дибгаши), Мизла дурези «Святой ток» (с. Карбачимахи); Шах-хирман «Шахский ток» (с. Курах, с. Кукуз, с. Ахты, с. Хоредж, с. Тузла, с. Кард, с. Ишмиг, с. Кая), Эгхаррасан «Ток из людей» (с. Орта-Стал), Гюни-Раццар «Кровавые токи» (с. Хустиль), Шаху-руман (с. Джаба) и др. Раньше, по-видимому, в этих местах действительно происходили битвы, стычки с воинами персидских завоевателей. Со временем происхождение названий этих мест принимает чисто фольклорный характер, сохраняя отдельные отрывочные сведения о былых событиях. Эти топонимы исторически мотивированы.

В НП Чяхимахи зафиксированы отдельные топонимические единицы, которые свидетельствуют о трагических событиях, произошедших в этих местах. Примером тому является микротопоним Пат1имат пясрухъун къада «Ущелье, куда прыгнула Патимат». Название Къазакъуни убяхШушиб шурми «Скалы, откуда были сброшены казаки» свидетельствует о конкретном историческом факте, произошедшем 24 августа 1919 г. Краснопартизанские части в отчаянной схватке уничтожили вражеский отряд, а оставшиеся деникинцы были сброшены со скал. После этих событий за местностью ЧяхЬша шурми «Скалы водопада» закрепилось название Къазакъуни убях1бушиб шурми «Скалы, откуда были сброшены казаки».

В топонимическом фонде НП Шири (Д.р.) представлены микротопонимы, которые отражают обычаи, традиции и верования жителей аула. Например, с наступлением весны с местности Табала муза «Вершина табы» в сторону Душманна ц1ер «Вражеская каменная глыба» мальчишки бросали камни мягкой породы, начиненные ветками сухой липы со словами «Шин кьвир-кьвир, Къар шив-шив, Музалека барии рук, КкстккяхЬш ирхьна дагъая, Уххулу 6ит1ак1а». По солнцестоянию в определённых местностях определяли время года: на Сикала буруш «Медвежий матрац» - зима; в местности, где проходит дорога в с. Дзилебки - весна; в местности, где проходит дорога в с. Ураги - лето.

Как утверждают жители селения Танты, сооружения Г1яя «Каменная куча» - это: а) солнечные часы; по их тени определяют время; б) святые камни: когда засуха или постоянные дожди, люди идут к ним, читают молитвы, потом в них кладут дощечки с написанньми на них молитвами. Отдельные стелы на территории Танты свидетельствуют о конкретных событиях и фактах: ПамятЬшкк «Памятник (стела установлена в память о жертвах - тантынцах, погибших во время насильственного переселения на территорию ЧИАССР в 1944 г.)»; Щелттнасала «Перед стелами (стелы установлены в память о выселенных в годы установления Советской власти и не вернувшихся на родину известных канатоходцах)».

В топонимическом фольклоре даргинцев зафиксированы устойчивые выражения, где фразообразующими компонентами выступают топонимы. Например (с. Гунакари): Байрам - БархЫна кьатти, жайран — Жакьала кьатти доел. «Праздник - Ущелье солнца, джейран — Ущелье кабана» и др.

Таким образом, собранные нами в полевых условиях и зафиксированные в различных источниках топонимические легенды и предания исторического характера свидетельствуют о происходивших в данном регионе событиях. Они дополняют имеющиеся в исторической науке сведения.

В заключении подводятся итоги работы и формулируются основные выводы. Последовательный анализ показал, что современная система даргинских топонимических единиц не является результатом их хаотичного наслоения в процессе эволюции. Она имеет четкую стратификацию. Некоторые аспекты этой стратификации, по-видимому, могут трактоваться по-разному, однако, несомненным является тот факт, что периодам продуктивности основных топонимических элементов соответствуют определенные этапы общественного развития, отражающие изменения политического, экономического, социального плана, а также этапы развития даргинского языка. Данный процесс более правомерно характеризовать как, с одной стороны, обогащение, с другой — приспособление к изменениям экстралингвистического плана. Результаты исследования синхронической организации топонимии Дарга позволяют сделать вывод о достаточно сложной структуре внутрисистемных отношений на уровне как отдельных номинативных единиц, так и их групп.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях.

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

1. Ойконимы даргинского языка с компонентом хъар // Вестник Адыгейского государственного университета. - Майкоп: изд-во АГУ, 2008. Вып. 10 (38).- С. 20-25.

2. Ономастика Дагестана в системе школьного образования // Вестник РУДН. Серия: Русский и иностранные языки и методика их преподавания. -М., №1. 2010. - С. 80-88.

3. Топонимия Дарга в исторических и географических исследованиях // Вестник Дагестанского государственного университета. Вып. 3 (112). -Махачкала, 2012. - С. 70-74.

4. История, современное состояние и перспективы дагестанской ономастики // Вестник Дагестанского научного центра. №2 (№45). -Махачкала, 2012. - С. 119-121.

5. Исламский фактор в становлении и развитии ономастикона Дарга // «Исламоведение». №1 (11). - Махачкала, 2012. - С. 117-124.

6. Специфика проявления исламского мировоззрения в даргинских некронимах // «Исламоведение». №2 (12). - Махачкала. 2012. - С. 58-64.

7. Функционирование гидронимов в топонимии Дарга // Вестник Адыгейского государственного университета. Вып. 2 (99). - Майкоп: изд-во АГУ, 2012.-С. 172-176.

Монографии:

8. Ономастика Дагестана: становление, развитие, перспективы. -Махачкала, 2012. - 124 с. (7,75 п.л.).

9. Топонимия Дарга: струюурно-семантический аспект.— Махачкала, 2012.- 348 с. (21,75 п.л.).

Учебные пособия:

10. Топонимика даргинского языка. Программа по спецкурсу. -Махачкала: ИПЦ ДГУ, 2004. - 10 с.

11. Даргинская ономастика. Указатель литературы. - Махачкала: ИПЦ ДГУ, 2007.-43 с.

12. Даргинская ономастика. Программа по спецкурсу для студентов филологического факультета ДГУ. - Махачкала: ИПЦ ДГУ, 2011. - 47 с.

Словари:

13. Словарь даргинских личных имен. - Махачкала: ИПЦ ДГУ, 2006. - 169 с.

Статьи, тезисы докладов в научных сборниках и журналах:

14. К вопросу о переименовании названий географических объектов // Тезисы докладов конференции по итогам географических исследований в Дагестане. Вып. XXI. - Махачкала: ДНЦ РАН, 1993. - С. 96-97.

15. Структурные особенности микротопонимов даргинского языка // Тезисы докладов научной сессии, посвященной итогам экспедиционных исследований институтов ИАЭ и ЯЛИ в 1992-1993 гг. Махачкала: ДНЦ РАН, 1994. - С. 99.

16. Топонимика и ее использование в преподавании родного языка // Тезисы докладов региональной научной конференции молодых ученых, посвященной гуманитарным исследованиям. - Махачкала, 1995. - С. 154155.

17. Структурные особенности топонимов даргинского языка // Сборник материалов и исследований «Дагестанская ономастика». Вып. 2. -Махачкала: ДНЦ РАН, 1996. - С. 38-45.

18. Микротопонимы сел. Меусиша // История и география Дагестана: Труды преподавателей. Вып. III. - Махачкала: ДГПУ, 1998. - С. 60-62.

19. Об исследованиях по даргинской топонимике // Тезисы докладов V межвузовской научно практической конференции 18-19 мая 2000 г. Вып. V. - Махачкала: ИПЦ ДГУ, 2000. - С. 44-45.

20. Структура и семантика топонимических единиц даргинского языка. Автореферат кандидатской диссертации. - Махачкала, 2001.- 21 с.

21. Заимствованная лексика в даргинской топонимии // Материалы 3-ей межвузовской научной конференции «Проблемы региональной ономастики». - Майкоп: УОПМР АГУ, 2002. - С. 24-25.

22. Показатели понятия «населенный пункт» в даргинских ойконимах // Материалы 4-ой Всероссийской научной конференции «Проблемы региональной ономастики». — Майкоп, 2004. - С. 33-34.

23. О функционировании русизмов в топонимических единицах даргинского языка // Сборник научных статей «Современные проблемы кавказского языкознания». Вып. 6. - Махачкала: ИПЦ ДГУ, 2005. - С. 9496.

24. Функционирование антропонимов в даргинской топонимии // Проблемы региональной ономастики: Материалы V Всероссийской научной конференции. Майкоп, 2006. - С. 120-123.

25. Ономастикон рукописи Магомедшапигаджи Меусишинского «Шейх Мухаммад из Mera» // Вопросы дагестанских языков и литератур. Вып. 5. - Махачкала: ДГПУ, 2007. - С. 157-159.

26. Этнолингвистический анализ ойконимов Дагестана (на материале даргинского языка) // Международная научная конференция «Языки Кавказа». Германия, Лейпциг. 2007. Абстракт - 2 с. Текст доклада — 18 с.—

http://www.eva/mpg.de.

27. Топонимия Дагестана в аспекте лингвоэкологии // II Международный симпозиум «Иберийско-кавказское языкознание: наследие и перспективы». - Грузия. Тбилиси, 2008. - С. 61-63.

28. Онимы в даргинской художественной литературе (на материале рассказов Расула Багомедова) // Антология поэтонимологической мысли. Т. 1. - Украина. Донецк: Юго-Восток, 2008. - С. 174-182.

29. Топонимия Центрального Дагестана (даргинская языковая область) // Московский центр Русского географического общества РАН. Москва, 27.11.2008. - www/rgo.msk.ru.

30. Топонимика Дагестана: становление и развитие // Вопросы ономастики. Научное издание. — Екатеринбург: издательство Уральского государственного университета, 2008. №5. - С. 165-174.

31. Структура и семантика микротопонимов Чяхимахи // Имя. Социум. Культура: материалы II Байкальской международной ономастической конференции. - Улан-Удэ, 2008. - С. 14-16.

32. Вопросы этимологии комонимов в исторических трудах о Дагестане // Проблемы общей и региональной ономастики: Материалы VI Всероссийской научной конференции. - Майкоп, 2008. - С. 50-53.

33. Ойконимы даргинского языка с компонентом -кент II Кавказские языки: генетические, типологические и ареальные связи. Материалы Международной научной конференции. - Махачкала: ИЯЛИ ДНЦ РАН, 2008.-С. 71-73.

34. Ономастикон полиэтнического региона и его место в образовательном процессе // StudiaS Iovakistica. Випуск 10.: Ономастика. ТопонМка - Ужгород (Украина): Видавництво Олександри Гаркугш, 2009. -С. 10-15.

35. Эргатив в топонимии Дарга // International linguistic Conference «Ergative and ergative construction in the worldl anguages». Международная языковедческая конференция «Эргатив и эргативная конструкция в языках мира». - Тбилиси, 2009. - С. 77-78.

36. Ойконимия полиэтнического региона как бесценный источник этнокультурной информации // Национально-культурный компонент в тексте и языке: материалы IV международной научной конференции. 03.12- 05.12.2009 г. Ч. 2. - Минск: МГЛУ, 2009. - С. 144-146.

37. Изучение микротопонимии отдельного населенного пункта как один основообразующих элементов исследования топонимической системы языка // Актуальные проблемы современного языкознания: основные тенденции и перспективы развития. Материалы международной научной конференции. Т. 1. — Казахстан. Караганда: Центр гуманитарных исследований, 2009. - С. 102-106.

38. Концепт «верхний/нижний» в ойконимии Дагестана // Этнолингвистика. Ономастика. Этимология: материалы международной научной конференции. Екатеринбург, 8-12 сентября 2009 г. / [под ред. E.JI. Березович]. - Екатеринбург: Изд-во Урал. Ун-та, 2009. - С. 19-20.

39. Изучение ономастикона горных населенных пунктов - один из важнейших аспектов лингвоэкологии // Стратегии исследования языковых единиц: Материалы Тверской международной научно-практической конференции. - Тверь: ТвГУ, 2009. - С. 272-278.

40. Аймаумахинская микротопонимия в аспекте лингвоэкологии // Материалы Международной научной конференции «Единая Калмыкия в единой России: через века в будущее».- Элиста: ЗАО «НИИ «Джангар», 2009. - С. 222-226.

41. Письменные памятники - ценнейший источник онимов народов Дагестана // Теоретические и методические проблемы национально-русского двуязычия: Материалы Международной научно-практической конференции. 27-28 мая 2009 г. - Махачкала: ИЯЛИ ДНЦ РАН, 2009. - С. 67-68.

42. Концепт «пещера» в оронимии полиэтнического региона // Оронимия Укра1нских Карпат: досл1дження, упорядкування, збереження. Матер1али всеукрашско1 науково-практично1 конференцн. Чершвщ, 18-19 березня 2010 р. - Чершвщ (Украина), 2010. - С. 33-40.

43. Комплексное изучение онимов отдельного населенного пункта — один из перспективных путей исследования ономастикона Северного Кавказа // Проблемы общей и региональной ономастики. Материалы VII Международной научной конференции. - Майкоп, 2010. - С. 11-15.

44. Проблемы лингвоэкологии и классификации топонимов полиэтнического региона // Международная научная конференция «Научное наследие А.А.Потебни в контексте развития европейской филологической мыслиXIX-XXI». Часть 1.-Харьков, 2010.-С. 334-339.

45. К этнолингвистическому анализу комонимов полиэтнического региона // 2-ой Международный конгресс кавказоведов: Кавказская цивилизация - история и современность. - Тбилиси, 2010. - С. 358-360.

46. К семантическому анализу микротопонимии Ургани // Вестник филологического факультета ИнГУ. Вып. 2. - Магас, 2010. - С. 4-10.

47. Лингвоэкологический аспект исследования топонимов Северного Кавказа // Славянская и болгарская ономастика: материалы международной научной конференции, посвященной 70-летию проф., д.ф.н. Людвига Селимского. Вып. 11. — Болгария, г. Велико Търново, 2010. - С. 45-55.

48. Топонимический фольклор народов Дагестана // Международная научная конференция «Археология, этнология, фольклористика Кавказа». 27-30 сентября 2010 г. - Тбилиси-Гори-Батуми, 2010. - С. 618-619.

49. Ареальные особенности географических терминов топонимической системы полиэтнического региона // Актуальные проблемы менталингвистики: Сборник научных статей 7 Международной научной конференции. - Украина, г. Черкаси: АНТ, 2011. - С. 50-51.

50. Проблеми лексикографшчного опису даргинських ohímíb // Bíchhk Прикарпатського национального университету ¡меш Василя Стефаника. Фшолопя. Випуск XXIX-XXXI. - Украша. 1вано-Франювськ, 2011. - С. 67-71. На украинском языке.

51. Микротопонимия Гунакари // Материалы Международной научной конференции. «Гуманитарная наука юга России: международное и региональное взаимодействие. — Элиста: КИГИ РАН, 2011. - С. 42-44.

52. Чирагские топонимические термины // III Международный симпозиум лингвистов «Иберийско-кавказские языки: структура, история, функционирование». - Тбилиси, 2011. — С. 223-226.

53. Топонимический фольклор Ираки // Ш Международная научно-практическая конференция «Фольклор и современная культура». Часть 1. — Белоруссия. Минск, 2011. — С. 66-67.

54. Концепт СОЛНЦЕ в топонимии полиэтнического региона // VIII Международная научная конференция «Проблемы общей и региональной ономастики». - Майкоп, 2012. - С. 34-36.

55. Структурные особенности топонимических единиц урганинского говора даргинского языка // Состояние и проблемы болгарской ономастики. Вып. 12. — Болгария, г. Велико Търново, 2012. - С. 107-119.

 





Источник: http://cheloveknauka.com/toponimiya-darga
Категория: Даргинский язык | Добавил: дарго_магомед (01.07.2013)
Просмотров: 2646 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
 
 
Форма входа


Категории раздела
Адаты [29]
Властные структуры [10]
Города и села [35]
Даргинский язык [34]
Имена Дарго [76]
Ислам [34]
История и география [94]
Кухня [14]
Литература [53]
Население [9]
Научно-популярное [91]

Поиск

Наш опрос
Верите ли Вы в гороскопы?
1. Нет, не верю!
2. Не верю, но интересно
3. Что-то в этом есть
4. Да, конечно!
Всего ответов: 81

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
 

 

Copyright MyCorp © 2020
Сайт создан в системе uCoz