ГлавнаяРегистрацияВход путь дарго
Джан дерхъав! Амру дерхъав!

Среда, 02.12.2020, 19:37
  Мой Дагестан Приветствую Вас гость | RSS

 
 
Главная » Статьи » История и география

Почему не депортировали дагестанцев...
ОЧЕРЕДНАЯ годовщина массовой депортации чеченцев и ингушей. Затем траурные даты вспомнят балкарцы, карачаевцы, крымские татары… Сия чаша чудом миновала дагестанцев.
  Из воспоминаний моей матери: "В 1944 году в Буйнакске, как и во многих других дагестанских городах, были расквартированы солдаты НКВД. Стояли страшные морозы. Один из солдат как-то притащил парту из соседней школы, расщепил ее и затопил печь. Папа возмутился, на что солдат весело отвечал:
  - Скоро ничего из этого не понадобится, дедушка!
  Мы поняли, будет что-то страшное!
  Вскоре солдаты уехали. Лишь потом выяснилось, что готовилась депортация дагестанцев".
  Инициатором этой акции был тогдашний Первый секретарь Компартии Азербайджана, «Наместник Вождя» на Кавказе Мир-Джафар Багиров, мечтавший о «присоединении» Дагестана к Азербайджану. Велась активная предварительная работа. На все ключевые посты, начиная с должности Первого секретаря обкома партии, в Дагестан были присланы азербайджанские кадры. Их называли в народе «26 бакинских комиссаров». Вопрос, казалось бы, был уже обговорен на уровне товарища Сталина. Осуществлению этого плана во многом способствовало то, что на Северный Кавказ немецкое командование десантировало группу диверсантов во главе с аварцем по происхождению Османом Губе с целью организации восстания против Советской власти (см.фото).

  Сталину доложили о том, что дагестанцы готовы перейти на сторону немецко-фашистских захватчиков. Но в последний момент решение было отменено.
  Вот что рассказал мне кинорежиссер Юсуп Даниялов, сын Абдурахмана Даниялова, руководившего в военные годы Дагестанским Совнаркомом:
  - Первый секретарь обкома партии Азиз Алиев сказал: "Абдурахман, отправь семью в горы - там она затеряется, тебе, к сожалению, не удастся это сделать».
  В те годы за каждым из руководителей республики было закреплено по два телохранителя, которые меньше тело охраняли, а больше доносили... 
  Отец, узнав от него подробности этой ситуации, ни о какой отправке в горы нам не заикнулся, наоборот - посадил нас с мамой в открытый автомобиль и приказал ездить по улице. Я еще радовался этому, хотя простудился потом. Отец так распорядился для того, чтобы люди видели, что ни семья Даниялова не отправлена, ни он сам никуда не сбежал. А сам пошел к Алиеву. Алиев ему дал бумаги, подготовленные полковником (или - подполковником, не помню уже), который получил орден Ленина за выселение чеченцев. Согласно этим бумагам, часть которых уже была отправлена в Москву, 182 человека уже были "подписаны" к расстрелу, и, естественно, под номером один значился отец - Абдурахман Даниялов. Азиз Мамедович Алиев провел отца в комнату отдыха, которая находилась внутри кабинета, и сказал:
  - Вот, ознакомься с этими бумагами, а я пока пойду на обед.
  Отец остался там и стал читать. В это время туда врывается тот самый полковник и требует отдать ему эти бумаги, на что отец отвечает отказом: «Во-первых, Вы так не кричите, я - член военного Совета фронта и по званию, которое соответствует этой должности, немножко выше вас. Сядьте, подождите, пока я ознакомлюсь с ними.»
  Полковник сел рядом. Стал барабанить пальцами, стучать ногами, нарочно, чтобы действовал на нервы. Отец понял, что он хочет вывести его из себя, и стал вести себя очень сдержанно. Прочитал все подготовленные бумаги, ему стало ясно, что негативные факты собраны таким образом, что явно надо выселять три нации - аварцев, даргинцев и лакцев. Когда отец закрыл папку, полковник спросил его: «Ну как, хороший документ?» - «Вам, наверное, не терпится вторую дырочку просверлить на кителе?» - «Да, не терпится!» - «Смотрите, чтобы она насквозь Вас не прошила», - сказал отец, положив бумаги, и вышел из комнаты. Оттуда он пошел к Гугучия и попросил его отвлечь телохранителей. Они провожали военспецов, которые вылетали в Москву из Каспийска, где посетили военный завод. Отец вместе с военспецами поднялся в самолет и вылетел с ними. В Астрахань, во время короткой остановки, в самолет вошли люди в штатском, посмотрели на отца. «Я понял, если я выйду, то обратно уже мне не войти. Потому что на этом закончится жизнь», - вспоминал он.
  В Москве к трапу подъезжает черная "эмка" выходит из нее человек и говорит:
  - Товарищ Даниялов, пожалуйста, пройдите в машину, мы Вас ждем.
  Отец сел на заднее сидение между двумя людьми. Еще не выехали из аэропорта, как тот, что сидел впереди с водителем, повернулся и спрашивает:
  - Вас куда отвезти?
  - В Миннац! - отвечает отец, - к Микояну.
  Когда привезли туда, отец в первую же минуту встречи обратился к Микояну так:
  - Вы что, Анастас Иванович, будете пересматривать биографию Сталина?! Вы считаете, что Сталин ошибся?
  На что Микоян, снимая телефонную трубку отвечает:
  - Тихо-тихо!! Лаврентий Павлович, тут один ретивый дагестанец по поводу биографии Сталина выступает.
  До этого отец несколько рас встречался с Микояном, и у них были нормальные отношения, поэтому его несколько удивило такое обращение к нему.
  Выслушав Берию, Микоян говорит отцу:
  - Пройдите (к Берии). 
 У дверей кабинета отца встречают люди уже не в штатском, а в форме НКВД, берут его под руки и ведут прямиком к Берии. "Когда я к Берии попал, - вспоминал отец, - я уже начал кричать, потеряв самообладание, напомнил, что у нас автономию Сталин провозгласил, беспрестанно повторял: "Вы считаете, что Сталин ошибся!?" Берия ему говорит:
  - Ты же знаешь ситуацию, которая была и в Чечне, и в других местах.
  Отец вспомнил, что когда первого секретаря обкома партии Чечено-Ингушетии упрекнули в том, что у них в горах бандформирования совершают какие-то поступки, он ответил: "Они там высоко, я за них не отвечаю". Этими словами он подписал как бы право выселять свой народ. Это была страшная, по мнению отца, ошибка.
  Отец рассказал о том, что были в Дагестане случаи самострела, дезертиры говорили, что на них напала банда и т.д.
  Берия говорит отцу (полушутя-полугрозно):
  - У тебя там много наций, отдай хоть одну.
 - Нет, мы - один народ, мы - дагестанцы. Это как пальцы на одной руке. Мне будет одинаково больно. Нельзя нас рассматривать по отдельности.
Берия спросил:
  - Ты головой за всех ручаешься?
  - Да ручаюсь! Головой.
  - Ну и голова у тебя, - ухмыльнулся Берия. Ну ладно, иди.
  Так Берия воспользовался возможностью не отдать Дагестан Азербайджану. В эту поездку у Сталина (на приеме) отца не было. Я спрашивал потом его, был он у Сталина, или нет? Он мне говорил: " В составе делегации бывал, на съездах и прочее - принимал (Сталин его), а персонально я у Сталина не был.
  Это и в партийном архиве и везде обязательно фиксируется и довольно легко проверяется. Вот на этом была основана попытка (выселения). После этого сделали огромнейший призыв - около 20 тысяч дагестанцев! - их призвали и кинули под Ростов, там на этих людях, фактически, как на пушечном мясе, немцы израсходовали свой артиллерийский боезапас, и после этого регулярные войска пошли и отбили Ростов, но через какое-то время, когда немцы смогли собраться, взяли город опять. Тогда где-то в течение двух дней город ходил туда-сюда.
  СЕГОДНЯ одной из самых болезненных проблем Дагестана остается Новолак – район, образованный после депортации чеченцев в 1944 году, когда земли чеченцев-аккинцев были заселены насильственно согнанными сюда дагестанскими горцами. Старожил-лакец Гаджи Шиллаев вспоминает: «Нас заставляли селиться в дома изгнанных чеченцев. Самой удручающей картиной в домах были столы со следами незаконченной трапезы. Трудно описать чувство, с которым лакцы переступали чужой порог в навязанной им роли новых хозяев».

Прежде всего хочу повторить, что автором проекта депортации дагестанцев был Первый Секретарь ЦК Компартии Азербайджана Мир-Джафар Багиров, который еще с начала войны вынашивал идею присоединения Дагестана к Азербайджану и всячески дискредитировал Дагестан и дагестанцев в глазах Сталина. Осуществлению этой идеи помешал Лаврентий Берия, которому в конце концов удалось с помощью других членов Политбюро переубедить вождя. Как рассказывал мне брат Абдурахмана Даниялова профессор Гаджиали Даниялов, он  действовал при его молчаливом одобрении , что, впрочем, не умаляет  решительности и смелости Предсовнаркома. Вот отрывок из воспоминаний видного государственного деятеля Шахрудина Шамхалова, долгие годы работавшего Председателем Верховного Совета Дагестана.

 

  ЗАГОВОРЩИКИ   

  «В октябре 1942 года на дагестанской земле был высажен «десант» из 16 человек. Официально группа от­ветственных работников была направлена из Азербайд­жана «для оказания помощи партийно-советскому акти­ву в проведении кадровой политики». Мы прозвали их «26 бакинских комиссаров». Юмор оказался горьким, ибо чисто по-комиссарски, не поставив в известность партор­ганизацию ДАССР, «десантники» еще до приезда в Да­гестан уверенно распределили между собой ключевые должности в руководстве республикой.

  Первым секрета­рем обкома в Баку был определен Азиз Алиев, вторым секретарем — Агабабов, первым заместителем председа­теля правительства - Рихирев, министром внутренних дел — Маркарян, заведующим отделом пропаганды и агитации обкома партии — Айдинбеков. Ряд приезжих были утверждены замминистрами, секретарями горко­мов и райкомов партии.

  Эту акцию объясняли еще и так: надо было укре­пить подступы к бакинской нефти. Но ведь вскоре враг был отброшен от Кавказа, а бакинская нефть, добыва­емая трудолюбивым азербайджанским народом, «рабо­тала» на нашу победу.

  Отношения дагестанцев с азербайджанцами исконно были прекрасными. Южные соседи во время войны гос­теприимно встретили и трудоустроили наших людей, бы­ли выделены земли для зимних пастбищ. Испокон веков горцы выезжали в Азербайджан на сезонные работы. И сегодня большинство жителей Юждага знают азербай­джанский язык, азербайджанцы традиционно уважают дагестанцев. Однако на этот раз азербайджанцы прибы­ли к нам в качестве кураторов, и постепенно стала вы­рисовываться истинная цель десанта «26-ти бакинских ко­миссаров».

  Акция была задумана, как составная часть хитроум­ного, амбициозного "плана азербайджанского лидера Багирова, который решил «вос­соединить» Дагестан с Азербайджаном.

  Прежде чем развернуть эту тему, хочу ответить на вопрос, была ли необходимость «экспортировать» в Да­гестан не знающих республику людей на высокие руко­водящие должности? Конечно же, не было. У нас име­лись свои кадры, отвечающие высоким требованиям. Пер­вым секретарем обкома был Линкун, ранее работавший инструктором ЦК РКП (б) и оттуда присланный в Ма­хачкалу. Правительство с 1940 года возглавлял Даниялов, секретарями обкома плодотворно работали Аликберов, Меджидов, Магомедов, Яковлев, Манапов, в совнар­коме заместителями председателя были Хашаев н Арбулиев.

  И я еще не всех перечислил. Но, уверен, самые ответственные должности по праву за нимали работники, намного превосходившие приезжих по деловым, политическим и нравственным качествам. Но ни у народа, ни у коммунистов согласия не спросили, оттого-то и было  воспринято  неожиданное  решение  ЦК ВКП(б) как недоверие к нашей парторганизации и наро­ду, как вызов и едва ли не оскорбление.

   К этому времени до 140 тысяч дагестанцев воевало на фронтах Великой Отечественной войны, появились первые Герои Советского Союза. Дагестанцы активно участвовали в строительстве оборонительных сооруже­ний, защищая тем самым и Закавказье, особенно Азер­байджан, к чьим нефтяным богатствам рвались фа­шисты.

  В республике был организо­ван сбор золотых и серебряных украшений и денежных средств на строительство танковой колонны и авиазвена имени Шамиля.

 Потому-то вдвойне обидным был факт засылки в рес­публику бакинского «десанта».

 Справедливости ради скажу: среди «варягов» был  очень порядочный человек - Алиев Азиз Мамедкеримович (мы звали его Азиз Мамедович). Он искренне по­любил Дагестан и дагестанцев. И это чувство стало вза­имным. С первых дней на посту первого секретаря обко­ма ВКП(б) Азиз Мамедович проявил себя умным, доб­рожелательным руководителем. Он жил интересами Да­гестана и традиционную дружбу дагестанцев и азер­байджанцев использовал мудро и решительно. И уваже­ние к нему в сердцах дагестанцев останется навечно.

  Вернусь, однако, к плану Багирова, примеривавшегося к самой высокой ро­ли на Кавказе.

  Как я уже писал, после насильственного выселения чеченцев, ингушей, балкарцев, карачаевцев и калмы­ков в 1944 году началось «освоение» их земель терри­торию Чечено-Ингушетии передали по частям, оставшим­ся от вновь созданной Грозненской области, Дагестану, Северной Осетии и Грузии. Больше всех было переда­но Грузии, считая и часть Карачаево-Черкессии. Как мог Багиров смириться с тем, что Грузия получила новые земли, а Азербайджан остался в прежних границах?

Вот у Багирова и появилась возможность осуществить давнюю мечту – прирастить новые территории, присоединив Дагестан к Азербайджану. Проводниками этой линии должны были стать кадры, составившие «десант». В ЦК ВКП(б) по настоянию Багирова ими было подготовлено письмо, обосновавшее предстоящую акцию. Алиев знал, что такое письмо готовится, но организатором его стал Агабабов. Даниялов был категорически против постыдного письма, и был готов придать его огласке, чтобы народы Дагестана узнали, как без них решается их судьба. Тогда Багиров и его люди в Дагестане – Агабабов, Рихирев, Айдинбеков, Маркарян и некоторые другие – составили хитроумный заговор по дискредитации(…)

  В первые годы войны я работал  председателем Буйнакского горисполкома и встречался с Багировым, когда тот, как член военного Совета Закавказского фронта и Первый секретарь ЦК Компартии Азербайджана приезжал в наш город. О своем приезде в Буйнакск он никого не известил. Я встретился с ним на площади перед кинотеатром – его сопровождали два телохранителя, а одет он был в обычную шинель без петлиц. Он представился и сказал с какой целью приехал в Буйнакск. В городе формировалась азербайджанская дивизия со своим национальным командным составом. У меня к этому времени наладились контакты с командиром и комиссаром дивизии. Не раз наблюдал я, как велась подготовка к военным действия. Команды подавались на азербайджанском языке, солдаты были плохо одеты, вместо оружия использовались палки. Пока шла переброска на фронт, солдаты не сделали ни одного выстрела из винтовки. Было много больных, в основном из-за антисанитарии и недоедания. Женщины из аулов сердобольно подкармливали солдат, как своих детей.

  Вскоре после приезда Багирова дивизия начала постепенно вооружаться, но времени для приобретения боевых навыков уже не оставалось. Впоследствии в боях почти вся дивизия погибла.» 

  На предположение, что удостоверение Османа Губэ, фотокопию которого я разместил в посте, - фальшивка НКВД, подтвержденное юзерами, профессионально занимающимися архивистикой, я  отвечал что даже если оно и так, то разве  это не доказательство тому, что такая работа по дискредитации народа велась самим НКВД.

Тем не менее, компромата на Дагестан и дагестанцев (как, впрочем и на остальные народы, некоторые представители которых тоже пошли на сотрудничество с немцами), думаю, у Багирова хватало и без этой фальшивки: общеизвестно, что в годы Второй Мировой войны в Германии формировались так называемые «национальные легионы», призванные отстаивать независимость от «старшего брата» России -  народов, входивших в состав СССР. Был сформирован и Северокавказский легион. Вот что писал известный в те годы деятель северокавказской эмиграции Аслан-бек в статье, опубликованной в журнале «Часовой», выходившем в Париже на русском языке:

  «В 1942 году германские войска  стали приближаться к Дону и Кавказу. Высшее командование Рейхсвера хорошо знало о горцах Кавказа и казаках, как о воинственных и храбрых народах, и при занятии их земель, в 1942 году всем частям Южного фронта был отдан приказ: из попавших в плен советских воинов выделять горцев и казаков и формировать из них национальные части, как надежный элемент, ненавидящий Советскую власть. В Берлине был создан «Северокавказский Комитет» под председательством Ахмеда-Наби Магомы, который получил разрешение немецкого командования послать на Кавказ его членов во главе с генералом Султан Килич Гиреем… Но горцы и казаки недолго пользовались свободой, принесенной им Германской Армией.»

  Другой северокавказец Рамазан Трахо на страницах русскоязычного мюнхенского журнала «Кавказ» так делился своими воспоминаниями: «Нам было совершенно безразлично, кто начнет войну, кто и откуда придет. Наконец, настал день, когда немцы объявили войну советам. Никто, конечно, не знал, что принесут немцы и что они из себя представляют. Тем не менее, все вздохнули как-то облегченно…» (Выпуск за сентябрь-октябрь 1951 год).

   Предлагаемое вниманию письмо (по сути - статья) внука Шамиля Саид-бея на языке оригинала – турецком – было опубликовано в северокавказском эмигрантском журнале «Birlisik Kafkasya» («Единый Кавказ») в 1995 году
 http://proza.ru/texts/2007/04/05-184.html
  О Саид-бее Шамиле достаточно много информации в инете. Рекомендую этот обстоятельный труд (ищите интересующие нас темы в оглавлении):

http://militera.lib.ru/research/sotskov_lf/index.html 

  Тенденциозность некоторых положений этой книги, тем не менее, косвенно подтверждает  мои утверждения относительно намеренной дискредитации некоторых кавказских народов.  
  И в заключение - информация для скептиков: не желая более отвлекаться на зеркальный труд и возвращаться к этой теме на этом пространстве, прошу набраться терпения. Непременно представлю на ваш суд свою работу (по сути - это формат книги) со всеми ссылками и документами, как только закончу ее.









Источник: http://murtazali.livejournal.com/2218.html
Категория: История и география | Добавил: дарго_магомед (09.04.2012)
Просмотров: 7840 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
 
 
Форма входа


Категории раздела
Адаты [29]
Властные структуры [10]
Города и села [35]
Даргинский язык [36]
Имена Дарго [76]
Ислам [34]
История и география [94]
Кухня [14]
Литература [53]
Население [9]
Научно-популярное [91]

Поиск

Наш опрос
Включить в список нематериального культурного наследия ЮНЕСКО
1. Лезгинка
2. Хинкал
3. Чуду
4. Кубачи
Всего ответов: 11

Статистика


Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0
 

 

Copyright MyCorp © 2020
Сайт создан в системе uCoz