ГлавнаяРегистрацияВход путь дарго
Джан дерхъав!

Среда, 12.12.2018, 08:04
  Мой Дагестан Приветствую Вас гость | RSS

 
 
Главная » Статьи » История и география

Расул Магомедов. О происхождении самоназвания даргинцев

До сих пор речь шла о месте предков даргинского народа среди других этносов древнего Дагестана. Теперь следует обратить внимание на их самоназвание. Исследователи пытались как-то объяснить его еще в XIX в., однако сами же признавали неубедительность этих попыток. Итог им подвел выдающийся языковед того времени П.К.Услар в своей работе "Хюркилинский язык". Указав, что этноним "даргва" относится к народным этническим и географическим названиям, он замечает: "...настоящее значение (этого слова. - Р.М.) остается непонятным: в известных пределах оно употребляется как нарицательное..." Далее он отмечает, что слово "даргва" входило в состав названий пяти крупных традиционных политических объединений даргинцев, занимавших лочти всю даргинскую этнотерриторию: Акуша-Дарго, Каба-Дарго, Гамур-Дарго, Уцми (или Кайтаг)-Дарго, Буркун-Дарго. Большинство из этих крупных объединений складывалось из более мелких, так называемых "хуреба" - например, Акуша-Дарго состояло из "Акушала хуреба", "Цудкурила хуреба", "Усила хуреба", "Му-гела хуреба", "Микхила хуреба". "Хуреба" буквально означает "народ, войско". По происхождению "хуреба" - арабское слово, буквально означающее "пришлые". Объясняется это тем, что из "газиев" - добровольцев ("борцов за веру"), стекавшихся во время владычества халифата в Дербент со всех концов исламского мира в Х-Х1 вв., здесь формировались отряды, ополчения, которые затем распространяли мечом ислам в прилегающих дагестанских землях.

Впоследствии это слово стало уже осознаваться как всякое ополчение людей, исповедующих ислам, как "народ-войско". Выходит, таким образом, что каждое объединение сел было способно сформировать общий военный отряд для защиты своих интересов и рассматривалось соседями именно как военно-политическая единица. Подобный принцип организации был присущ и другим народностям Дагестана. Достаточно здесь обратить внимание на соседей даргинцев - аварские общинные союзы, именовавшиеся "бо" (букв, "войско", "ополчение").

"Дарго" - это территориальное объединение группы соседних "хуреба", но на более высокой ступени. Если обратиться к названиям даргинцев у их соседей, то наряду с производными от "Дарго" (напр., дарган и т.п.), особенно распространившимися в последний исторический период, мы получим целый ряд этнонимов, восходящих к названию ближайшего "дарго" или "хуреба": в аварском - "ахъуши", "цIедех", в кумыкском - "акьушали", в лакском - "ахъуша", "цIахъар", "хайдакул" (даже 6артхи - от Бартху, древнее название с.Усиша). У табасаранцев, наряду с общим современным названием даргинцев, сохранилось и особое название кайтагцев -"жвюгъяр", а Кайтаг - "Жвюгъя", что, по мнению исследователей, восходит к названию древнего города в Каракайтаге (ныне развалины). Выведение названия народа из названия заселяемой им территории вообще широко распространено во всех языках земли.

Попробуем теперь применить к этнониму даргинцев ("даргала") тот же подход, так как к народному этногеографическому названию и как к характеристике заселяемой ими территории. По этому поводу П. К. Услар замечает, что слово "Дарго" ("Даргва") не есть лингвистическое понятие (т.е. не относится к языку) - это "общее название для нескольких бывших округов", которое, "быть может, происходит от "дарг" - внутренность,  в противоположность внешнему: "либилла Даргва" - "все Дарго". Действительно, в народном представлении самоназвание даргинцев связано с корнем "дарг" - внутренность, нутро. В массовом сознании народа Дарго понимается как "родина даргинцев", как "сердцевина даргинской земли", а "дарган" -как самоназвание даргинского народа. Это дает некоторое основание для реконструкции взгляда народа на самого себя в тот отдаленный период, когда он начинал осознавать себя не просто как группу племен-соседей, а как некую общность.

Итак, предки даргинцев считали своей отличительной черты то, что они населяют какую-то "внутреннюю" часть Дагестана, и это должно было отличать их, по-видимому, от жителей каких-то "внешних, наружных" земель. К этому "внутреннему" населению относили себя, по меньшей мере, жители всех "хуреба" Акуша-Дарго, Каба-Дарго, Буркун-Дарго, бассейна р.Гамри (по крайней мере, его горной части) и Кайтага.

Таким образом, очерчивается "внутреннее территориальное ядро", заселенное предками нынешних даргинцев, пространство, ограниченное водоразделами рек Уллучая и Рубаса на юге, долиной р.Шура-озень - на севере и бассейном р.Дарго-х1ерк - на западе. Дарго-хIерк - его народное название правого притока р.Казикумухское Койсу, берущего начало на склоне горы Шунудаг, выше с.Тенты и впадающего в нее ниже с.Цудахар, на картах он отмечен иногда как р.Акуша или Акушинка. На севере в состав Дарго входит Левашинское плато. К внешнему пространству, по-видимому, следует отнести прилегающие земли, которые органично связаны с "внутренней" территорией. Здесь свидетельством могут выступать и топонимика и исторические сведения и т.д.

В этом смысле интересно замечание лингвиста С.Абдуллаева о том, что в прошлом жители Акуша-Дарго не включали в понятие "Даркала" ни Кадар, ни Губден, ни Сиргу (ни даже Муйра, Мюрего и Кайтаг) - таким образом, их не относили к "внутренним" землям. В те времена вообще принадлежность к своему "хуреба" значило, по-видимому, даже больше, чем принадлежность к "дарго" (напр., цудахарецйюг заявить, что он не даргинец, а цудахарец).

Теперь обратим внимание и на вторую версию возникновения названия "Дарго". Выше отмечалось, что название даргинцев у соседних народов обычно образуется от названия ближайшей к ним даргинской "земли" или крупного пункта (как Акуша, Жолаги, Цудахар и т.п.). В этой связи можно обратить внимание на древний город Таргу в долине Гамри-озеня, бывший когда-то крупным центром для всех прилегающих земель - по крайней мере для тех, которые были связаны в политическом отношении с государствами древнетюркских кочевников на предкавказской и приморской равнине. Некоторые ученые предполагают, что глухой согласный "т" в начале этого названия появился лишь впоследствии, а в начале он произносился более звонко "даргу", что, возможно, происходит от иранского "дар-и-гун" - "ворота гуннов", подобно тому, как нынешний Дарьял (ущелье верхнего Терека, соединяющее Грузию и Осетию) происходит от "дар-и-алан" - "ворота аланов". Это древнее название "столицы" вполне могло превратиться в название земли и народа, в истории немало подобных случаев: вспомним хотя бы римлян (названных от их столицы Рима), византийцев (от древнего названия их столицы Константинополя - Визинтин), название русских в средневековой Европе "москвиты" (от их столицы Москвы), этот список можно было бы и продолжить. Но здесь, конечно, следует признать, что возможность подобного же происхождения названия "даргинцы" нуждается в дополнительных, более строгих подтверждениях, оставаясь пока лишь возможным предположением.

Одно несомненно, что город Таргу был первым к северу от Дербента крупным городом, расположенным в среднем течении р.Гамри-озень. Жителям окрестных кумыкских селений Алхажакент и Мамма-аул город этот известен под именем Таргу или Даргу. А даргинцы по названию этого города называли феодальное княжество под именем Хамри-Дарго.

От вопроса о самоназвании, этнониме даргинцев логично перейти к проблемам языка и территории. С внутренним делением даргинских земель связан и вопрос о языке. В самом деле: можно считать деление "внутреннего ядра" даргинской этнотерритории на 5 земель (объединений "хуреба") явлением древним или его следует отнести ко времени упоминания всех этих земель в письменных источниках? Видимо, следует исходить из того очевидного факта, что языковая близость гораздо древнее, чем близость политическая. Даргинский язык, как и большинство языков Дагестана, до последнего времени существовал как группа более или менее близких диалектов и говоров. Более того: лингвисты считают, что обособленность даргинских диалектов заметно выше и устойчивее, чем диалектные расхождения в других дагестанских языках. Иногда эти расхождения достигают такой степени, что люди разных диалектов вообще не понимают друг друга - тогда лингвисты ставят вопрос о выделении особых языков - кайтагского, кубачинского, составляющих с даргинским родственную языковую группу. И, напротив, внутри диалекта могут существовать отдельные говоры, которые не мешают их носителям понимать друг друга, но при этом легко отличить, из какой местности происходит говорящий.

Сейчас большинством лингвистов принято выделять следующие диалекты: акушинский (лег в основу литературного даргинского языка), урахинский (Услар назвал его хюркилинским), мекегинский, цудахарский (многие считают его "диалектной группой" из нескольких обособленных говоров), муйранский (некоторые его говоры - дейбукский, харбукский - сильно обособлены), сиргинский. Деление это принимается с оговорками - так, кайтагский и кубачинский иные считают особыми языками, а иные – диалектами. С другой стороны, некоторые склонны рассматривать обособленные говоры - мугинский, мулебкинский, гамринский, гапшиминский и другие как диалекты.

Но все же можно сказать, что общая картина языковых связей даргинских земель, степень их сближения или обособления в общем ясна. При этом заметно, что степень языкового и политического обособления часто не совпадает; так, лингвисты отмечают, что Каба-Дарго и Хамур-Дарго, будучи отдельными политическими союзами, относятся к одному диалекту (хюркилинскому), который, в свою очередь, ближе к акушинскому, чем диалект цудахарского "хуреба", входившего в Акуша-Дарго. Сирга лингвистически стоит ближе к Хайдаку, чем остальные даргинские общества, но тем не менее она никогда не входила в Уцми-Дарго. Буркун-Дарго, видимо, относится к "внутренним" землям, но это особый диалект. При всем этом Акуша-Дарго осталась колыбелью свободы и твердынею для всех даргинцев.

Чем объяснить эти расхождения? Можно лишь предположить, что традиционное деление даргинских земель на общинные союзы и феодальные владения не являются исконными - сквозь него проступает гораздо более древнее деление, "отпечатавшееся" в языке жителей "внутренних" даргинских земель. Древность эту, возможно, следует отнести, к периоду распада общедагестанской языковой общности и их племенному расселению по разным территориям.

Для последующего периода истории Дагестана характерен процесс национальной консолидации по языку, а также по проживанию на компактной территории. Историческая необходимость в общем названии как раз и привела к тому, что термин "даркала", относимый в древности только к внутренним, горным частям даргинской этнотерритории, лег в основу общепринятого названия всего даргинского народа. Те же процессы консолидации и оформление в современные народности с единым литературным языком, с единым самосознанием проходили и у других народностей Дагестана, и точно так же нынешнее название их имело в прошлом несколько иное значение.

В "Энциклопедии мировых культур" написано» что этноним даргинцев - "дарги", самоназвание "дарганти" (единственное число "дарган") общее название "даргва".

Название "дарго" как общее для всех, кто говорит на даргинском языке, было известно еще в средневековье. Как экзоэтноним оно упоминается в латинском сочинении архиепископа Иоганна де Галонифонтибуса, написанного им в 1404 г. под названием "Libellus de notia orbis". Там говорится, что здесь (севернее Дербента. - А.М.) живут также грузины, сарацины, даргинцы и лезгины. Между этой местностью и горами встречаются лакцы и даргинцы. Правда, в дагестанских исторических хрониках "Тарих Дагестан", "Дербент-наме" и других, как и в многочисленной русской литературе о народах Дагестана, этот термин не употреблен, хотя часто упоминаются кайтаги, акушинцы, цудахарцы. И только после присоединения Дагестана к России этноним "дарго" (даргинцы - рус.) снова занимает место общенационального этнонима.

Исходной основой для общеэтнического названия "даргинцы" вне сомнения послужило название акушинского союза вольных обществ "Акуша-Дарго. Исчезновение термина "дарго" как общеэтнического названия после XV века не является исключительным в связи с усилением процесса политического раздробления в Дагестане. Так случилось и с ранним этнонимом аварцев, который, как полагает ряд таких выдающихся исследователей, как Н.Трубецкой, Я.Марр, И.Бехерт и др., звучал как "алби" и остался в названиях аварцев их соседями.

Наибольший интерес вызывает значение этнонима "дарго". П.К.Услар считал, что "дарго" происходит от слова "дарг", что на даргинском языке означает "внутренность", в противоположность внешнему, иноязычному, что подтверждает и Е.И.Козубский.

В этой заметке я предлагаю новую этимологическую версию. Смысл ее заключается в том, что "дарго" является формой "дугри" - термин тюркского происхождения и означает "справедливый", "прямой", "ровный". (Тогру - прямой, правильный, справедливый. См.: Древнетюркский словарь. 1969. С.571). Соответственно упомянутый союз "Акуша-Дарго" значит "Акуша-справедливый", как скажем. "Новгород Великий". Это тем более вероятно, потому что практически все "должностные названия старой политической культуры в Дагестане арабо-персидского или тюркского происхождения. (Нужно добавить, что приставкой "дарго" обозначались и другие даргинские общества, такие как Каба-Дарго и др., что, видимо, является тиражированием от основного суперсоюза "Акуша-Дарго"). Мы располагаем серией примеров присовокупления "дугри" в прямом или искаженном виде к ряду позиций в соционормативной и политической культуре народов Дагестана. Так тюркское "дорга" (метатеза от "дугри") как титул присваивался наиболее авторитетным правителям Аварии, например, Уммахан Аварский (конец XVIII в.) имел титул "дугри-нуцал", т.е. Справедливый, а в родословной аварских ханов как титул или собственное ими "дугри" встречается четыре раза. Этим же титулом отличали социальный слой высоких степеней, таких как "догрек-узден". В старой политической культуре андийцев лица с полицейскими функциями также именовались как "доргъа-хъол" (характерно, что в андийском "дорга" принимает идентичную этнониму даргинцев "дарга" форму). Случилось, что это слово в прямом его значении, т.е. "благородный, высоконравственный, справедливый" вошло и в лакский язык. Мы имеем здесь определенную системность: "дугри" или "дорга" как приставка к персонам, наделенным правовыми полномочиями. А право, как известно, в традиционных цивилизациях часто выражалось понятием "справедливость", что отразилось и в русском слове "право".

Однако вернемся к "Акуша-Дарго", очевидной основе общенационального этнонима даргинцев. Что же послужило причиной того, что союз Акуша стал титуловаться как "правовой" или "справедливый"? Ответ однозначен, и он, что называется, лежит на поверхности. Политическую систему акушинского суперсоюза "вольных обществ", можно привести как эталон с точки зрения устроенности, законченности в правовом отношении старинных кавказских республик. Акушинская федерация (или суперсоюз) располагала четкой структурой, где наибольшее значение имела хорошо организованная судебная власть с двумя ветвями: суд по адату и суд по шариату. Параллельно существовала судебная власть по делам шариата у кадия Акушинского. К Акушинскому кадию поступали жалобы и кассации из окрестных, входивших в суперсоюз мини-республик (Цудахарская, Уси-шинская, Мекегинская, Мугинская). Акушинская федерация выработала также четкий кодекс для всей федерации на основе пяти (включая собственно Акуша) перечисленных его субъектов, о чем один из выдающихся знатоков права и этнографии Кавказа М.О.Косвен писал: "...право даргинцев разделено на общее право и частное право каждого из обществ, входивших в Даргинский округ". (Обращаю внимание на то, как М.О.Косвен называет адаты даргинцев "правом", а не "обычным правом", как их квалифицируют другие авторы. Между этими категориями исключительная квалификационная разница, чем и ценно определение М.О. Косвена). Итак, высшим правовым авторитетом среди даргинцев был кадий по шариату и судебная власть, составленная на основе съезда представителей обществ на Дюзи-Майдане. Таким образом, авторитет кадия И Акушинского союза "вольных обществ", правовая устроенность этого старинного политического образования и послужили мотивом того, что акушинская федерация получила титул "дарго", отсюда "Куша-Дарго", т.е. "Акуша-cправедливый", что и послужило основой современного общенационального этнонима у даргинцев "дарганти", "даргва".

Идентичность "дарга" с общетюркским "тугри" легко устанавливается, если обратить внимание на очевидную метатезу "гр" - "рг" и на особенности даргинского языка, где "о непременно произносится как "а" или "у".


Расул Магомедов, известный дагестанский ученый, доктор исторических наук, профессор ДГУ, журнал "Возрождение", №4, 1999 г.



Источник: http://www.odnoselchane.ru/?sect=2704
Категория: История и география | Добавил: дарго_магомед (27.06.2011)
Просмотров: 9893 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1 kapitankein505  
мы не тюрки о чушь про дугри мугри

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
 
 
Форма входа


Категории раздела
Адаты [27]
Властные структуры [10]
Города и села [32]
Даргинский язык [34]
Имена Дарго [76]
Ислам [34]
История и география [92]
Кухня [14]
Литература [47]
Население [9]
Научно-популярное [91]

Поиск

Наш опрос
Включить в список нематериального культурного наследия ЮНЕСКО
1. Лезгинка
2. Хинкал
3. Чуду
4. Кубачи
Всего ответов: 11

Статистика


Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
 

 

Copyright MyCorp © 2018
Сайт создан в системе uCoz