ГлавнаяРегистрацияВход путь дарго

Прошлое,
настоящее, будущее

Джан дерхъав!

Воскресенье, 19.11.2017, 19:10
  Приветствую Вас гость | RSS

 
 Главная » 2013 » Декабрь » 22 » Дагестанские ополченцы выступили в поддержку Саида Амирова
14:55
Дагестанские ополченцы выступили в поддержку Саида Амирова

Елена Самойлова

Бывшие участники народного дагестанского ополчения, сформированного осенью 1999 года при поддержке главы дагестанской столицы Саида Амирова для помощи российским военным во время вторжения в Дагестан боевиков Хаттаба и Басаева, утверждают, что не верят обвинениям в адрес арестованного мэра Махачкалы Саида Амирова в причастности к подготовке теракта, поскольку под его непосредственным руководством сражались с террористами и экстремистами. В своих воспоминаниях о драматических событиях осени 1999 года командиры и бойцы знаменитого махачкалинского сводного отряда «Интербригада», обеспокоенные судьбой легендарного градоначальника, рассказали о его роли в отражении бандитской агрессии, сохранении конституционного строя и целостности страны.

саид амиров дагестан ополченцы хаттабы басаев

«Под руководством Саида Амирова мы сражались с террористами»

Генерал-майор Шамиль Асланов командовал махачкалинским сводным отрядом ополченцев «Интербригада», созданным под руководством главы дагестанской столицы Саида Амирова. Он рассказал о подвиге бойцов «Интербригады» и о роли мэра Махачкалы в отражении бандитской агрессии на Дагестан.

 






 

— Вам было сразу понятно, какие цели преследуют боевики Хаттаба и Басаева на территории Дагестана?

— Ситуацией воспользовались международные бандформирования, которые прошли уже определенную подготовку в лагерях Бен Ладена, Ближнего Востока. Эти люди всячески пытались оторвать Дагестан от России. Если сегодня Дагестан оторвать от России, то Кавказ отойдет от России. Дагестан — это центр, многонациональный, «многоидеологический». И главное, одна из крупных республик Северного Кавказа! И они воспользовались этим моментом. Им обязательно был нужен выход к морю.

— Какую роль сыграло телеобращение мэра Махачкалы Саида Амирова в мобилизации дагестанского общества и в формировании народного ополчения для борьбы с экстремистами?

— Саид Амиров говорил соотечественникам, гражданам Дагестана и всем людям доброй воли, что надо защитить Дагестан, нельзя отторгнуть его от центра: «Если мы потеряем Дагестан, мы потеряем целостность России!» Вот это впервые тогда прозвучало «конституционная целостность» и «территориальная неприкосновенность республики Дагестан». Обращение Саида Амирова дало особый толчок. Во всех регионах республики Дагестан, во всех районных центрах начали создавать народные ополчения после его обращения. Я могу сказать, что его кабинет в эти дни — август—сентябрь 99-го — превратился в какой-то оперативный штаб. Все высокопоставленные чиновники вооруженных сил, правоохранительных органов, прокуратуры, суда, они все были постоянно у него, советовались, что, как, где. Приезжали из других районов начальники милиции, они все заходили к нему советоваться, как это организовать, у нас все брали пример.

— Расскажите о том, как формировалась махачкалинская «Интербригада»?

— Моих ополченцев было очень много, день и ночь мы записывали. Особенно мое управление, когда работало в администрации, день и ночь, трое суток, порядка пяти тысяч записали только вот мои. Задача-то была — не всех записывать. Пришел 60—70-летний пенсионер: «Запиши, сынок, меня, я пойду, у меня вот осталось еще боевое оружие, я буду защищать!»

Почему мы его назвали «сводный отряд «Интербригада»? Летом сюда приезжало очень много военнослужащих дагестанцев и вместе с ними приезжали сюда отдыхать русские. Вот со Златоуста у меня было три человека, с Волгограда три человека, с Нижнего Тагила было два человека, с Казани татары записались, они были со мной в Ботлихе, два человека. Вот тогда у нас и возникла мысль, чтобы создать такой сводный отряд, чтобы его назвать «Интернациональная бригада». Она войдет в историю.

— Какие задачи непосредственно выполняли махачкалинские ополченцы?

— Мы когда прибыли в Ботлих, три машины были груженые у нас, мы везли туда продукты питания. Это была большая помощь. Проливной дождь шел, мы стояли, я только развод сделал, и тут же раздалось по эфиру от Басаева: «Отступите, туда прибыли вооруженные силы!» У нас был такой вот подъем духа! Ботлихцы встали: «Сейчас мы поедем в Годобери, которые они пытались захватить!»

История, конечно, не забудет. Мы многие недопонимаем роль и значение вот тех событий, которые прошли. Это так кажется, что легко. Вы даже не представляете, что все эти 350 бойцов, которые со мной были, в один миг могли быть уничтожены, и была такая возможность. Лохский мост там был, где соединяются три района, приехали туда одни люди нас провожать и буквально хотели завести, чудом мы поняли и разоблачили их. И, кстати, когда мы были еще в Ботлихе, мои ополченцы сдали работникам ФСБ человек двенадцать провокаторов, чтобы с ними разобрались. Военные действия у нас закончились где-то в ноябре, потому что участники «Интербригады» еще принимали участие в Карамахи, Чабанмахи, еще в Новолаке. Особенно в Новолаке, это были очень мужественные ребята, целый взвод порядка сорока двух человек наших участвовали в Новолакском движении.

— Как был оценен подвиг дагестанских ополченцев федеральным центром?

— Владимир Путин, когда прибыл уже после победы, встретился здесь с местными лицами. И он так полюбил Дагестан. Уезжая, глава правительства, воплощенный таким эмоциональным чувством, в 2000 году нас принял у себя в Кремле, я был в числе этих приглашенных. Кстати, что интересно, буквально первый я стоял, на букву «А» фамилия, он подошел, поздоровался, а когда он встал после торжественного собрания, взял меня, мы пошли шампанское подняли за здравие Дагестана, и я передал ему пламенный привет от ополченцев, народного ополчения Саида Амирова, он меня похлопал по плечу, потом другие ополченцы подошли, мы фотографировались. Очень по-доброму он отзывался о Дагестане. Я думаю, что эта любовь, уважение к дагестанцам у него до сих пор сохранились.

От себя лично и от бывших участников «Интербригады» хотелось бы обратиться к Президенту РФ Владимиру Владимировичу Путину с просьбой не верить той клевете, которую распространяют в отношении Саида Джапаровича Амирова. Саид Амиров не раз отстаивал интересы федерального центра на Кавказе, в частности, в Дагестане, защищая конституционный строй и целостность нашей страны. Под руководством Саида Амирова мы сражались с экстремистами и террористами, поэтому мы никогда не поверим в то, что он может быть причастен к попытке совершения теракта, в чем его сейчас пытаются обвинить. Мы полагаем, что мэр Махачкалы стал жертвой политического заказа. Очень тяжело осознавать, что сейчас Саид Джапарович, который испытывает серьезные проблемы со здоровьем, находится в условиях СИЗО без надлежащей медицинской помощи. Просим Владимира Владимировича Путина остановить беспредел в отношении Саида Амирова и сохранить жизнь и здоровье человеку, который многое сделал для России и мог бы еще достойно послужить стране в будущем.

«Саид Амиров два раза спас Дагестан от развала»

Баганд Магомедов, в недавнем прошлом первый заместитель главы администрации г. Махачкалы, одним из первых вступил в махачкалинский сводный отряд ополченцев «Интербригада» и за участие в боевых действиях по отражению бандитского вторжения на территорию Дагестана был награжден орденом Мужества. Он убежден, что Саид Амиров дважды спасал Дагестан от развала.

 






 

— Какова была обстановка в Дагестане в конце 90-х?

— В 1998 году произошел неожиданный захват здания Правительства и Госсовета. Был инцидент с братьями Хачилаевыми, они собрали толпу людей, пришли на площадь со своими сподвижниками, кто был против председателя Госсовета. Они пошли прямо в здание Правительства. Они были вооружены и захватили его за короткий срок. Там было почти двести человек вооруженных людей и толпа зевак. Они разоружили охрану, зашли в здание, устроили там погром, начали все ломать, включая сейфы, все крали, мародерствовали. Они сняли флаг республики Дагестан, российский флаг и вывесили зеленый флаг. Там сидели уже люди, которые начали создавать какое-то временное правительство, и распределяли обязанности.

Они двинулись на мэрию вначале. Но когда толпа шла с рынка, охрана мэрии все выяснила, и сразу по периметру встали люди. Перед зданием администрации Махачкалы собрались люди, сторонники Саида Джапаровича, которые действительно реально были готовы защищать и правопорядок, и власть, чтобы никакое зеленое знамя там не развевалось. Таким образом, мэрия была надежно защищена людьми, которые пришли с города, чтобы отстоять государственную власть во всем Дагестане.

Вернулся из Москвы в срочном порядке председатель Госсовета Магомедали Магомедович Магомедов, Саид Джапарович Амиров с ним связался по телефону. Глава Госсовета хотел открыть штаб в Каспийске, Амиров говорит: «Ни в коем случае! Приезжайте сюда в столицу. Прямо надо с ними встречаться! Это — бандиты! С ними надо разговаривать на языке крепком, только так!» Магомедали Магомедович тогда проявил настоящую храбрость, потому что он пошел туда. Он посадил их за стол переговоров и сказал, что власть будет осуществляться теми, кто избран народом и одобрен руководством России. Можно констатировать факт, то, что деструктивные силы, бандитствующие группировки не смогли захватить тогда власть в Дагестане, это было полностью заслугой Саида Джапаровича Амирова, потому что он сумел собрать всех, кто понимал, что бандитам надо крепко показать свою силу. За счет его силы воли все там было решено в положительном плане.

— Вы являетесь очевидцем и непосредственным участником событий 1999 года, когда боевики Басаева и Хаттаба вторглись на территорию Дагестана. Расскажите о своих самых ярких воспоминаниях той осени.

— Тогда международные формирования во главе с Басаевым посчитали, что уже созрела республика Дагестан для того, чтобы войти и создать вместе с Чечней Имамат Дагестана и Чечни. Действительно, было много сел, например, в Унцукульском районе, где была очень мощная поддержка для них. Анклав, тогда мы его называли. Кадарская зона вся их поддерживала. Там уже поработал Хаттаб и пять-шесть сел были уже настроены, даже свои порядки там устанавливали, шлагбаумы поставили и так далее.

Когда боевики вошли через Андийский перевал и спустились в села Ботлихского района, там, естественно, растерянность была у структур, которые должны были защищать все это, у войск. Потому что там не было войсковых частей, надо было их подтягивать из Махачкалы, из соседних регионов. Главнокомандующий войсками СКВО тогда был Казанцев. Трошев, Шаманов, Квашнин, эти генералы все прилетали туда на вертолете. Село за селом переходит в руки Басаева. А руководства республики в это время, как назло, опять не было на месте. В первые часы народ был в растерянности. Нужно было обратиться к людям, но некому было это сделать.

Саид Джапарович первым выступил по телевидению, что никогда Дагестан никто не завоевывал и никто его не завоюет: «Мы — мужчины, живы, мы есть!» После этого им было принято решение, что надо создать «Интербригаду». Со всех районов приходили люди, записывались. Но «Интербригада» создавалась только из тех людей, которые уже когда-либо служили в армии или в настоящих войсках, прошли полное обучение, побывали в военных конфликтах. Это были «афганцы» и те, кто воевал в других каких-то локальных войнах.

Саид Джапарович собрал «Интербригаду», и на автобусах все выехали в Ботлих. Было три роты — 354 человека. Когда мы приехали в Ботлих, местные жители тушили весь свет, темно было, и уже первый замминистра МВД Дагестана говорит: «Я заболел, мне надо уехать!», панические настроения там были. Мы приехали туда, у людей дух появился, и, самое главное, у армии, у ребят. Для Казанцева самое главное было, что народ с ними, что они не брошены народом. Потому что местное население выжидало — захватят они, потом подумаем. Мы расквартировались и в первую же ночь у селения Годобери приняли бой самые такие отборные ребята, которые в Афгане воевали. Мы сразу по карте узнали, что там есть Красный мост, так называемый. Еще при царе там застава была. Это мост, который соединяется с пятью районами — Ахвахским, Гумбетовским, Цумадинским, Цунтинским, Ботлихским. Как это так — его никто не охраняет? Мы, естественно, сразу взяли его под охрану. Если бы мы не приехали, не взяли под охрану этот мост, кто его знает, может, перекрыл бы Басаев доступ к пяти районам, и все!

Басаев сказал своим — никакие гражданские машины не отстреливать. Поэтому даже Квашнин и Казанцев наши «Нивы» использовали, два-три раза проезжали на передовую, чтобы обстановку посмотреть, чуть-чуть поднять боевой дух солдат, которые там были под горой Ослиное ухо. Позвонил Саид Джапарович Казанцеву в первый же день: «Чем вам помочь?» Тот говорит: «Только едой, потому что тут ничего нет, солдаты голодные!» За полдня Саид Джапарович все организовал, отправили два «КамАЗа» полных: хлеб, муку, тушенку, все, что входит в сухпаек, туда включили. Они благополучно доехали в сопровождении милиционеров. Когда мы приехали, этих ребят увидели, юнцов молодых — черные лица, одни глазницы беленькие, трое суток не спят, не едят, сигарет нет.

Мы, как часовые, охраняли солдат ночью, давая им возможность поспать, сами дежурили у гаубиц, у «Катюш», системы «Град», охраняли все важные точки и, конечно, участвовали в боевых действиях. Там два-три дня миномет бил из одного села, Тандо. И все время так точно! И его не могут никак порушить. Там орден Мужества получил один из «афганцев» наших — Абдулаев Магомед. Он вместе с тремя ребятами сел в танк, сами они танкисты, попросил Казанцева: «Дайте я эту точку порву! Вот я его растерзаю! Давайте карту мне, и все». Они с ребятами на танке поехали в окружную, зашли, вот так его развернули, расстреляли минометную точку и вернулись. Это «Интербригада» Махачкалы! Не кто-нибудь! И этот парень сразу же после того, как через неделю приехал в Махачкалу, получил орден Мужества за подвиг, который он совершил.

Конечно, тупость была в первые дни, как проводилась вся эта операция. Там стреляли все время мимо. У меня бинокль сильный, я прямо у этого моста был — Ослиное Ухо, пару раз нас простреливали пулеметчики. А военные посылают вертолеты, они летят по три штуки, кидают бомбы, стреляют, все мимо. И вот только на третий день, как мы туда поехали, председателем правительства назначили Путина, и как только его назначили, в момент, тут же все изменилось, и точно куда надо стрелять стали! И на второй день они уже начали «тикать».

А потом Новолак начался. И опять наша «Интербригада» на Новолак поехала. Там в Хасавюртовском районе, в Казбековском районе тоже были сильные ополченцы, мы вместе с ними мощный отпор боевикам дали. И сами новолакцы — молодцы! Многие проявляли героизм. Андийцы встретили прямо на перевале брата Шамиля Басаева — Ширвани, засаду ему устроили. Большие жертвы боевики понесли там. Женщины вышли даже, с вилами стояли. Много дагестанских ополченцев погибло в Кадарской зоне, в том числе два человека из нашей «Интербригады», они попали в перекрестный огонь. Раненые тоже были, конечно, от осколков и пуль.

У народа такой дух появился! А кто это сделал? Естественно, Саид Джапарович Амиров! Он был с нами в контакте, каждую ночь спрашивал, чего нужно, что вам необходимо? В «Интербригаду» записалось двенадцать с половиной тысяч за двое суток, а потом приходили без конца, более двадцати тысяч добровольцев собралось. Саид Джапарович сказал им, что ваша задача будет на оборонительных рубежах Махачкалы готовиться к отражению атаки, если такое случится, вместе с войсками, вместе с милицией, которые по закону должны этим заниматься. Простые граждане только из-за его слов выходили. Был бы другой, может быть, люди еще и думали бы, почему мы должны этим заниматься, а не Министерство обороны или армия? Но за Амировым люди шли, ему верили. Могу твердо сказать, что не будь Саида Джапаровича, вот такого гражданина, такого силы воли человека, который сумел сплотить самые позитивные силы, самых настоящих дагестанцев, патриотов России и Дагестана, события могли бы пойти по трагическому сценарию. Именно он два раза прямо, можно сказать, спас Дагестан от развала. А если бы развалился Дагестан, если бы он стал «имаматом» Чечни и Дагестана, как грезил Шамиль Басаев, то начала бы разваливаться Россия, это явно.

Владимир Владимирович Путин несколько раз подчеркивал это. В Махачкале мы специально, это Саида Джапаровича инициатива, сделали огромный плакат на площади, именно со словами Владимира Путина: «Видя, как дагестанцы защищают свою землю, свой Дагестан и Россию, я еще больше полюбил Дагестан и дагестанцев». Он в Ботлих сам полетел на вертолете, побывал там, когда еще военные действия шли, мужественно, хотя все отговаривали его, что опасно, там стингер, могут выстрелить, и все. А Владимир Владимирович прямо туда полетел, и это, конечно, воодушевило людей.

«Саид Амиров всегда умел нормализовать обстановку в республике»

Абубакар Курбанисмаилов, глава администрации села Красноармейское, член махачкалинской «Интербригады», рассказал, как дважды откликался на призыв главы дагестанской столицы Саида Амирова встать на защиту конституционного строя и целостности страны.

 






 

— Как Вы оцениваете роль Саида Амирова в сохранении стабильной обстановки в Дагестане?

— Я начну с 1998 года. Я живу рядом с Махачкалой, буквально за два с половиной километра — мой населенный пункт. Тогда случился захват государственной власти республики Дагестан. Был установлен исламский флаг на здании Госсовета республики. А в тот момент председателя Госсовета не оказалось в Махачкале, и пришла такая информация, что ему предлагали временное правительство перенести в город Каспийск. До его приезда контроль над городом и над республикой полностью взял на себя глава города Махачкалы Амиров Саид Джапарович. Он сказал, что республика сейчас в опасности, надо защитить конституционный строй и целостность РФ. Тогда на его призыв люди стали подтягиваться в город, в центр Махачкалы, и была создана такая мобильная группа, я был в том числе там со своими братьями и товарищами для поддержания порядка. Если бы Саид Джапарович не взял тогда ситуацию в свои руки, то непонятно, что могло бы произойти в те дни, в какой республике мы бы жили сейчас. В самое тяжелое для Дагестана время, в кризисные периоды Амиров всегда умел нормализовать обстановку в республике. Так было в 1998 году и, конечно, в 1999-м, когда случилось вторжение боевиков Хаттаба и Басаева на территорию Дагестана.

— Вы были среди ополченцев махачкалинского сводного отряда «Интер-бригада»?

— Да. Я снова по телевизору увидел обращение Амирова Саида Джапаровича: «Уважаемые братья, уважаемые дагестанцы, республика в опасности, надо защитить конституционный строй и целостность Российской Федерации». Тогда многие жители Махачкалы, а также люди с горных районов начали записываться в «Интербригаду». Несколько тысяч человек записались. Действительно, глава Махачкалы поднимал тогда дух! Он говорил: «Мы добровольно не входили в состав России и добровольно оттуда не выйдем». Я вслушивался в это и потом начал понимать, что Россия и Дагестан — это одно целое.

Я, как и многие другие бывшие ополченцы, члены «Интербригады», решительно отказываюсь верить в те дикие обвинения, которые сейчас предъявлены Саиду Джапаровичу Амирову. Мы возмущены тем, что ему пытаются приписать попытку совершения теракта, то, что якобы он планировал сбить пассажирский самолет. Этого просто не может быть! Необходимо выяснить, кто и с какой целью выдумал эту басню. Такие грязные слухи распускаются, чтобы намеренно опорочить имя Саида Джапаровича. Амиров всегда боролся с бандитами, был гарантом стабильности и порядка в Дагестане. Он сделал много хорошего не только для республики, но и для всей России, и сейчас просто оклеветан. Убедительно просим руководство страны и Владимира Владимировича Путина досконально разобраться в деле Саида Джапаровича Амирова. Мы хотим верить, что справедливость и здравомыслие в конечном счете восторжествуют.

«Помощь со стороны ополченцев была колоссальная!»

Осенью 1999 года генерал-полковник, Герой РФ Владимир Булгаков участвовал в отражении агрессии боевиков Хаттаба и Басаева, вторгшихся на территорию Дагестана. В документальном проекте «Кавказские хроники. Дагестан 1998—1999 гг.» о событиях тех дней vimeo.com/81901144 бывший заместитель командующего СКВО рассказал о том, как российские военные плечом к плечу с дагестанскими ополченцами сражались с бандитами.

 






 

«К лету 1999 года обстановка в Дагестане была в пиковом состоянии, обостренная. Дело в том, что район Карамахи—Чабанмахи, где был центр ваххабитов Дагестана, начал диктовать свои условия руководству Дагестана, чувствуя особо большую поддержку со стороны бандформирований Ичкерии. Через границу шли потоки с оружием и боеприпасами. Плюс ко всему административная граница буквально ежедневно нарушалась группами бандитов со стороны Ичкерии, которые проводили теракты, устраивали засады на милицейские патрули. Помимо терактов, которые проводились бандформированием и подпольем Дагестана, участились случаи похищения военнослужащих внутренних войск и Минобороны, особенно в Буйнакской бригаде.

C Махачкалы приехали бывшие афганцы, которые служили в Афганистане, мы поставили им задачу — охранять артиллерию, которая уже к нам подошла. Cил не хватало нам выделить охрану. Они сначала обиделись, что это не столь важная задача для них. Но когда они разобрались, что на самом деле охрана огневых позиций очень важна, потому что голые артиллеристы, когда выполняют свою задачу, они же вокруг ничего не видят. Каждый видит перед собой только тот участок работы, задачу, которую он выполняет. Им некогда головой крутить кругом или охранять себя. И они кроме охраны еще занимались подносом боеприпасов, потому что очень было жаркое лето, и многие солдаты от интенсивности этой работы уже даже теряли сознание. И они их заменяли. Я уже не говорю, что воду нам носили. И мы вот за счет них спасались от жажды. Плюс ко всему разведчики, от них мы получали очень много информации, проводники. Особенно они нам понадобились, когда начались активные боевые действия и мы выходили на свои направления, и чтобы выйти незамеченными для бандитов в исходные районы и организовать боевые действия, они нам помогали. То есть помощь была, я скажу, очень солидная с их стороны! И они проявляли героизм, патриотизм в этом плане. Их никто не заставлял! Никто! Они пришли сами. Но мы старались в активные боевые действия, где можно понести потери, ополченцев не посылать, хотя они и обижались. Почему? Потому что, сами понимаете, мы — армия, мы предназначены для этого, они — гражданские люди. Но помощь, я говорю, со стороны ополченцев была колоссальная!

Вы знаете, если бы меня спросили самое яркое воспоминание за всю вашу жизнь, я бы сказал, что это события под Ботлихом. На самом деле, там мы несколько суток были на волоске. Жить — не жить. Выполнить — не выполнить. Когда мы начали боевые действия с бандитами, у меня было 132 человека в этот момент. Мы считали, что боевиков где-то в пределах 500—600 человек, не больше. А потом по опросам пленных, изучив разведданные, узнали, что в тот момент их было где-то 1200, а в общей сложности принимало участие в боевых действиях около 1800 человек. То есть вся их гвардия, которая была обучена и воспитана в Сержень-Юртовском лагере. Но слово «гвардия» я говорю не в том плане, что они «гвардейцы», а в том, что это самые отъявленные бандюги, для которых ничего святого не существовало и не было. И вот, когда я прикинул, сколько их было и сколько нас было, вот после этого я и запомнил Ботлихские события.

В самом Ботлихе мне пришлось с десантниками Ульяновской бригады брать Зиберхали. Когда мы вместе, между прочим, с этими ополченцами, которые выступали в роли проводников и разведчиков, нашли дорогу и вытащили выше вершин опорных пунктов бандитов БМД, и когда батальон изобразил атаку, боевики все вскочили в окопы. А мы сверху с БМД ударили автоматическими пушками. Естественно, нанесли им капитальный урон. А самое главное. Много легенд рассказывали об этих бандитах, что они, типа, непобедимые, такие все накрученные, «один против сотни идет». Да нет. Они как побежали! Вот это на глазах солдат, они видели, как они убегают, бросают все, с себя срывают, чтобы спрятаться. Но убежало их там немного, я вам сразу скажу».


Категория: Политика | Просмотров: 1184 | Добавил: дарго_магомед | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
1  
Из статьи "Великая замятня": "... ханы менялись с калейдоскопической быстротой. Судьба ханов во многом зависела от благосклонности купеческой верхушки ..., которая не была заинтересована в сильной ханской власти."

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
 
 
Форма входа


Радио dargo.ru

Категории раздела
Афиша
Интервью
Криминал
Культура
Образование
Общество
Политика
Религия
Спорт
Экономика

Поиск

Наш опрос
Верите ли Вы в гороскопы?
1. Нет, не верю!
2. Не верю, но интересно
3. Что-то в этом есть
4. Да, конечно!
Всего ответов: 79

Календарь
«  Декабрь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Статистика


Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


 

Copyright MyCorp © 2017
Сайт создан в системе uCoz