ГлавнаяРегистрацияВход путь дарго

Прошлое,
настоящее, будущее

Джан дерхъав!

Воскресенье, 17.12.2017, 03:19
  Топ 10 с сайта "Притчи и рассказы" - Гумай Приветствую Вас гость | RSS

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Гумай » Мой Дагестан: даргинцы в истории и современности.... » Къушум » Топ 10 с сайта "Притчи и рассказы"
Топ 10 с сайта "Притчи и рассказы"
дарго_магомедДата: Суббота, 16.05.2009, 18:19 | Сообщение # 1
живу я здесь
Группа: Администраторы
Сообщений: 1247
Статус: Offline
1. Про мужчин и 8 марта
2. Прости мне, Господь...
3. Наши крылатые друзья
4. Быть мамой
5. Монетки
6. Старик
7. Состояние души
8. Смерть Эзопа
9. Листок бумаги
10. Не отказывайтесь от мечты

http://pritchi.castle.by/


Джан дерхъав! Гlямру дерхъав!
 
дарго_магомедДата: Суббота, 16.05.2009, 18:20 | Сообщение # 2
живу я здесь
Группа: Администраторы
Сообщений: 1247
Статус: Offline
10. Не отказывайтесь от мечты!

Никогда нельзя отказываться от мечты! Мечты питают нашу душу, так же как пища питает тело. Сколько бы раз в жизни нам ни пришлось пережить крушение и видеть, как разбиваются наши надежды, мы все равно должны продолжать мечтать. Если это не удается, то нами овладевает безразличие.
Правый Бой мы ведем потому, что этого требует наше сердце. Сегодня, когда мир сильно изменился, этот Правый Бой идет не на полях сражений, а в нашей душе.
Правый Бой мы ведем во имя нашей мечты. Когда мы молоды и впервые начинаем воплощать наши чаяния, смелости нам не занимать, хотя бороться толком мы не умеем. С огромными усилиями позже мы обучаемся искусству вести сражение, но к тому времени теряем отвагу, которая нужна для битвы. И потому мы оборачиваемся против себя и начинаем сражаться с собой. Мы становимся врагами самим себе. Мы твердим, будто наши мечты - это просто ребяческий вздор, который невозможно воплотить в жизнь, или что они родились потому лишь, что мы еще мало знали о том, какова жизнь в действительности. Мы убиваем свои мечты, потому что боимся вступить в Правый Бой.
Первый признак того, что мы начали убивать свою мечту, - это когда вдруг обнаруживается, что нам не хватает времени. Самым занятым людям всегда хватает времени на все их дела. Те же, кто ничего не делает, всегда чувствуют себя усталыми, не сознают, сколь малую толику работы им нужно сделать, и всегда жалуются, что день слишком короток. На самом же деле они просто боятся вступить в Правый Бой.
Второй признак того, что наша мечта погибает, - это обретение опыта. Мы перестаем воспринимать жизнь как одно большое приключение и начинаем думать, что с нашей стороны будет мудро, справедливо и правильно не требовать от жизни слишком многого. Когда мы пытаемся высунуться наружу за стены нашего обыденного существования, до нас доносится запах пыли и пота, мы видим жаждущие взоры воинов, слышим треск ломающихся копий, ощущаем горечь поражения. Но нам не дано понять радости, великой радости, что наполняет сердца всех тех, кто сражается. Ибо для них не важны победа или поражение - значение имеет лишь то, что они ведут Правый Бой.
Третий признак утраченной мечты - это умиротворение. Жизнь делается похожей на воскресный вечер: мы мало чего требуем от жизни, но и почти ничем не жертвуем.Мы начинаем считать себя взрослыми, зрелыми людьми, полагая, что наконец избавились от детских мечтаний, от юношеских фантазий, и стремимся лишь, как говорится, к успеху в работе и личной жизни. И нас удивляет, когда наши сверстники вдруг заявляют, что им нужно от жизни чего-то еще. На самом деле в глубине души мы догадываемся: все это происходит с нами потому, что мы отказались сражаться за свою мечту - отказались вступить в Правый Бой.
Когда мы отрекаемся от мечты и обретаем умиротворение, то вступаем в краткий период спокойной жизни. Но потом убитые мечты начинают разлагаться и тлеть внутри нас, отравляя все наше существование. Мы становимся жестокими сначала с близкими людьми, а потом и с самими собой. Тогда-то и возникают у людей болезни душевные и телесные. Наша трусость приводит нас как раз к тому, чего мы пытались избежать, отказываясь от борьбы, - к разочарованию и поражению. А потом, в один прекрасный день смрад гниющих мечтаний становится просто нестерпимым, мы начинаем задыхаться и желать смерти. Смерти, которая освободит нас от нашей самоуверенности, от наших дел и от убийственного покоя воскресных вечеров.


Джан дерхъав! Гlямру дерхъав!
 
дарго_магомедДата: Суббота, 16.05.2009, 18:20 | Сообщение # 3
живу я здесь
Группа: Администраторы
Сообщений: 1247
Статус: Offline
9. Листок бумаги

Этого преподавателя уважали не все. Хотя его лекции не были скучными, но у недоброжелателей был железный аргумент: он всегда клал на кафедру листок бумаги и очень часто, одев очки, подходил к нему, внимательно рассматривал и продолжал свою лекцию.
- С листочком каждый сможет, - язвил кто-либо презрительно
- Неужели без шпаргалки нельзя обойтись? - добавлял другой, и что им можно было возразить…
Но однажды среди лекции кто-то постучал в дверь и наш преподаватель вышел. Самый наглый бросился к кафедре и победно схватил пресловутый листок, хотел читать... и растерялся… Потом он показал его всем. На листке не было ни одного слова…


Джан дерхъав! Гlямру дерхъав!
 
дарго_магомедДата: Суббота, 16.05.2009, 18:21 | Сообщение # 4
живу я здесь
Группа: Администраторы
Сообщений: 1247
Статус: Offline
8. Смерть Эзопа

Долго ещё жил Эзоп, сочинял басни, побывал и у вавилонского царя, и у египетского, и на пиру семи мудрецов. А погиб он в Дельфах. Посмотрел он, как живут дельфийцы, которые не сеют, не жнут, а кормятся от жертв, приносимых Аполлону всеми эллинами, и очень ему это не понравилось. Дельфийцы испугались, что он разнесёт о них по свету дурную молву, и пошли на обман: подбросили ему в мешок золотую чашу из храма, а потом схватили, обвинили в краже и приговорили к смерти. Эзоп припал к алтарю Муз — его оторвали и повели на казнь. Он сказал:
- Не к добру вы обидели Муз! Так же вот спасался однажды заяц от орла и попросил помощи у навозного жука.
Посмеялся орёл над таким заступником и растерзал зайца. Жук стал мстить: высмотрел орлиное гнездо, вытолкнул оттуда орлиные яйца, а сам улетел. Где ни вил орел гнездо, всюду жук разбивал его яйца; наконец положил их орел за пазуху к самому Зевсу. А жук скатал навозный ком, взлетел к Зевсу и тоже бросил его богу за пазуху; возмутился Зевс, вскочил, чтобы отряхнуться, и орлиные яйца опять упали и разбились. И пришлось Зевсу, чтобы не перевелся орлиный род, устроить так, чтобы орлы несли яйца в ту пору, когда жуки не летают. Не обижайте слабых, дельфийцы!
Но дельфийцы не послушались и сбросили Эзопа со скалы. За это их город постигла чума, и еще долго пришлось им расплачиваться за Эзопову смерть.
Так рассказывали о народном мудреце Эзопе.


Джан дерхъав! Гlямру дерхъав!
 
дарго_магомедДата: Суббота, 16.05.2009, 18:25 | Сообщение # 5
живу я здесь
Группа: Администраторы
Сообщений: 1247
Статус: Offline
7. Состояние души

Мне кажется, что теперь я поняла, что есть человеческая ДУША. Сейчас я олицетворяю её с резиновым надувным шариком. Шарик надут и летает – это летает СВОБОДНАЯ человеческая душа.
Но вот шарик подлетел к другому такому же , как он, надутому резиновому шарику и легонько коснулся его - и души людей соприкоснулись. Шарикам понравилось ощущение легкого касания. И они начали соприкасаться вновь и вновь разными своими сторонами, как бы исследуя друг дружку.
Так и человеческие души касаются друг друга . Они ищут точки взаимопонимания и взаимного интереса – точки влюбленности. Если этих точек становится меньше и меньше , шарики разлетаются, как души дюдей расходятся в разные стороны, когда им кажется, что взаимного интереса нет, и им не очень приятно быть вместе.
Но иногда это касание доставляет удовольствие, и души продолжают соприкасаться, даже гладить и нежить друг друга, при этом ничуть не делая друг другу больно, а наоборот, очень осторожно дарить друг другу свое тепло. Иногда это касание так нравится шарикам, что они уже не могут друг без друга и летают, будто одно целое. Это похоже на касание лиц людей щеками, когда они, обнявшись, смотрят на нас.
Но бывает и так, что одному из шаров, т.е. какой-то душе не доставляет удовольствие такое легкое и нежное касание, при котором не нарушается свобода души, а она лишь ласкается и согревается. Бывает, что какой-то душе хочется сильно надавить на другую душу. Тогда один шарик начинает придавливать другой к стене. Он так зажимает его, что несчастный корчится от боли, изменяется в размере и не может пошевелиться. Теперь он уже не ощущает никакой свободы движения, он застыл в таком состоянии на долгое время. Так и душа человека, придавленная и растертая другой душой, корчится от боли, от невозможности освободиться и теряет свою первоначальную форму. И быть несчастной растерзанной душе такой до скончания ее века, если не сможет она хоть как-то воспротивиться давлению – проявить хитрость и тихонько просочиться в тонкую щель, удирая от тиранящей ее души или, быть может , к этой зажатой и истерзанной душе придет подмога – кто-то поможет ей вырваться из плена.
Помятая, расплющенная за долгое время сдавления, душа не сможет быстро принять первоначальную форму, но свобода и чистый воздух сделают свое дело – душа постепенно распрямится , чтобы вернуться , хотя может и не до конца, к своей первоначальной форме – круглого шарика.


Джан дерхъав! Гlямру дерхъав!
 
дарго_магомедДата: Суббота, 16.05.2009, 18:25 | Сообщение # 6
живу я здесь
Группа: Администраторы
Сообщений: 1247
Статус: Offline
6. Старик

Старик убогий, плохонько одетый, тащил мешок угля, по случаю добытый где-то. Кряхтя, едва дыша и жалобно стеная, из сил последних жилы напрягая, отчаянно кляня безжалостный мешок, всё ж продолжал тащить его и выкинуть не мог. И бормотал:
- Мешок угля подарит мне тепло! – Так думал он – Как тяжело оно! Зато потом, устроясь у печи, я буду кости греть и насморки лечить.
Но путь был долог, спарился Старик. Мешок из рук упал. И дед совсем поник.
- Что мне тепло, которое тащу? Не будет греть оно, видать, мою мощу! Мешка не дотащу до дома я, наверно? Уж видно сдохну здесь, так тяжко и прескверно? Где смерть моя? Наверно, загуляла? Дай деду околеть! Итак, пожил не мало.
Тащи свою косу, руби под корешок! На смерть свою видать набил углём мешок? Ну, потащу опять? Вновь стану тело мучить? Уж лучше смерть сейчас, чем дальше жизнь канючить! Где ты, курносая? В каком сейчас краю?
Вдруг тронули плечо: «Чего кричишь, Старик? Я рядышком стою».
- Ты здесь? – И обомлел дедок. Его «заколотило» - Да я… Вот тут мешок… - Он вовсе скис – Да я хотел, и тут… затормозило…
А Смерть ему лениво и без зла: «Чего позвал, чернец? Я до тебя спала. Тут вдруг зовут. Да как? Прям из последней мочи. Ну, думаю, беда, видать чего-то хочет. Что надобно, согбенный? Говори! Не зря ж меня будил? Поведай, но не ври.
- Прости, Костлявая, что зря тебя встревожил. Но справлюсь я один с мешком угля, похоже. Так, в суете помянул, а ты скорее в путь. Выходит, что тебе не дал я отдохнуть? Себя корю за недоразуменье, и больше не позволю, без сомненья. Ещё раз, извини! А мне пора шагать! - И взялся за мешок.
- Дай, помогу поднять? – Сказала Смерть, отставив, прочь косу.
- Не надо! Лучше сам! Своё не тянет, значит донесу.
- Ну-ну, Как знаешь! Так сему и быть! Но если что зови, сумеем пособить.- И хмыкнула лукавая во след - Ну надо ж, как рванул! Довольно крепкий дед!..
Последних слов Старик не услыхал. Он вскинул свой мешок и резво зашагал. Ни ноша, ни спина его не тяготили. И лишь судьбу молил, что бы его простили!


Джан дерхъав! Гlямру дерхъав!
 
дарго_магомедДата: Суббота, 16.05.2009, 18:26 | Сообщение # 7
живу я здесь
Группа: Администраторы
Сообщений: 1247
Статус: Offline
5. Монетки

Весеннее солнце и свежий воздух утомили мои ноги, и я присел на лавочку.
Слегка щурясь на солнце, закурил.
Из сладкой весенней истомы меня вывел шорох за лавочкой. Я обернулся, и увидел малыша лет шести, который пристально всматривался под лавочку. Пацан неспешно обошел лавочку, все так же продолжая что-то под ней искать.
После рождения моего сына, я стал совсем по-другому, относится к детям.
Рассматриваю малыша.
Одежда до ужаса бедная, но вроде чистая. На носу грязное пятно. Взгляд, его взгляд меня поразил. Было в нем что-то слишком взрослое, самостоятельное. Думал, что показалось, не может в шесть лет быть такого взгляда. Но малыш смотрел под лавочку именно так.
Я достал жвачку и положил подушечку в рот. Малыш на мгновение перевел взгляд на мои руки, и тут же опустил глаза на землю.
- Дядя подними ноги, пожалуйста,- глядя на меня сказал пацан.
Я больше от удивления, чем осознанно поднял ноги над землей. Малыш присел, и внимательно посмотрел на землю под моими ногами.
- И тут нету, - пацан вздохнул.
- Жвачку будешь?- спросил я, глядя на этого маленького мужичка.
- А у тебя какая, я люблю фруктовые,- ответил он.
- У меня мятная, - я достал жвачку и на ладони протянул ему.
Он, немного помедлив, взял подушечку и сунул в рот.
Я улыбнулся увидев его руки, обычные руки маленького пацана, грязные до ужаса.
Мы смотрели друг на друга и жевали жвачку.
- Хорошо сегодня, тепло,- сказал я
- Снега нет, это очень хорошо,- задумчиво сказал он.
- А чем тебе снег мешал?

- Вот ты даёшь, под снегом же ни чего не видно, - заметил мальчуган.
Малыш засунул руки в карманы, посмотрел на меня и сказал:
- Пойду я, скоро темнеть уже начнёт, а я почти ничего не нашёл, спасибо за жвачку, - он развернулся и, глядя в землю, пошёл по алее.
Я не могу сказать точно, что же именно заставило меня окликнуть его, наверное какое то взрослое уважение, к рассудительному пацану.
- А что ищешь ты? - спросил я.
Малыш остановился, чуть помыслив, спросил:
- Никому не скажешь?
- Хм, нет никому, а что это тайна? - я удивленно поднял брови.
- Это мой секрет,- сказал пацан.
- Ладно уговорил, честное слово не скажу, - улыбнувшись сказал я.
- Я ищу монетки, тут на алее их иногда можно много найти, если знаешь где искать. Их много под лавочками, я в прошлом году очень много тут нашёл.
- Монетки? - переспросил я.
- Да, монетки.
- И что прошлым летом, ты их тоже тут искал?
- Да искал, - лицо малыша стало очень серьёзным.
- А сегодня много нашёл? - ради любопытства спросил я.
- Щас, сказал он, и полез в карман брюк.
Маленькая рука достала из кармана клочок бумаги. Малыш присел на корточки, развернул газету и положил на асфальт. В газете блестело несколько монет. Насупившись, малыш брал монетки с газеты и складывал в свою маленькую, грязную ручку. При этом его губы шевелились, видно он очень усердно подсчитывал свои находки. Прошло несколько минут, я улыбаясь смотрел на него.
- Сорок восемь копеек,- сказал он, высыпал монеты в газету, завернул их и сунул в карман брюк.
- Ого, так ты богач, - ещё больше улыбаясь, сказал я.
- Неа, мало, пока мало, но за лето я тут много найду.
Я вспомнил своего сына, и себя, а кто не собирает на конфеты или игрушки деньги в детстве?
- На конфеты собираешь?
Малыш насупившись молчал.
- А, наверное на пистолет? - переспросил я.
Малыш ещё больше насупился, и продолжал молчать.
Я понял, что своим вопросом я перешёл какую-то дозволенную черту, я понял, что затронул что-то очень важное, а может быть и личное в душе этого маленького мужчины.
- Ладно, не злись, удачи тебе и побольше монет, завтра будешь тут? - сказал я и закурил.
Малыш, как-то очень грустно посмотрел на меня и тихо сказал:
- Буду, я тут каждый день, если, конечно, дождь не пойдет.
Вот так и началось моё знакомство, а в последствии и дружба с Илюшей (он сам так себя называл). Каждый день, я приходил на аллею, и садился на лавочку. Илья приходил, почти всегда в одно и то же время, я спрашивал его, как улов? Он приседал на корточки, разворачивал газету и с большим усердием пересчитывал свои монетки. Ни разу там не было больше рубля.
Через пару дней нашего знакомства я предложил ему:
- Илюша, у меня тут завалялось пару монеток, может, возьмёшь их в свою коллекцию?
Малыш надолго задумался, и сказал:
- Неа, так просто нельзя, мне мама говорила, что за деньги всегда надо что-то давать, сколько у тебя монеток?
Я пересчитал на ладони медяки.
- Ровно 45 копеек, - с улыбкой сказал я.
- Я щас, - и малый скрылся в ближайших кустах.
Через пару минут он вернулся.
- На, это я тебе за монетки даю,- сказал пацан и протянул ко мне ладошку.
На детской ладошке, лежал огрызок красного карандаша, фантик от конфеты и кусок зелёного стекла от бутылки.
Так мы совершили нашу первую сделку.
Каждый день я приносил ему мелочь, а уходил с полными карманами его сокровищ, в виде, крышек от пива, скрепок, поломанных зажигалок, карандашей, маленьких машинок и солдатиков. Вчера я вообще ушёл сказочно «богат», за 50 копеек мелочью, я получил пластмассового солдатика без руки. Я пытался отказаться от такого несправедливого обмена, но малыш был крепок в своём решении как железобетон.
Но в один день малыш отказался от сделки, как я его не уговаривал, он был непреклонен.
И на следующий день отказался.
Несколько дней я пытался понять почему, почему он больше не хочет брать у меня монетки? Вскоре я понял, он продал мне все своё нехитрое богатство, и ему нечего было дам мне взамен за мои монеты.
Я пошёл на хитрость. Я приходил чуть раньше и тихонько кидал под лавочки по нескольку монет. Мальчуган приходил на аллею, и находил мои монеты. Собирал их, садился у моих ног на корточки, и с серьёзным видом пересчитывал их.
Я к нему привык, я полюбил этого мужичка. Я влюбился в его рассудительность, самостоятельность и в настойчивость в поисках монеток. Но с каждым днём, меня всё больше и больше мучил вопрос, для чего он второй год собирает монетки?
Ответа на этот вопрос у меня не было.
Почти каждый день я приносил ему конфеты и жвачки. Илюша с радостью их лопал.
И ещё, я заметил, что он очень редко улыбался.

Ровно неделю назад, малыш не пришёл на аллею, не пришёл и на следующий день, и всю неделю не приходил. Никогда не думал, что буду так переживать и ждать его.

Вчера я пришёл на ту самую аллею в надежде увидеть Илюшу.
Я увидел его, сердце чуть не вылетело из груди. Он сидел на лавочке и смотрел на асфальт.
- Здоров, Илюша, - сказал я, улыбаясь во все зубы, - ты чего это не приходил, дождя не было, поди монеток под лавочками лежит видимо невидимо, а ты филонишь.
- Я не успел, мне монетки больше не нужны, - очень тихо сказал он.
Я присел на лавочку возле него.
- Ты чего это, брат, грустишь, что значит не успел, что значит, не нужны, ты это брось, давай выкладывай что там у тебя, я вот тебе принёс, - и протянул ему ладонь с монетками.
Малыш посмотрел на руку и тихо сказал:
- Мне не нужны больше монетки.
Я никогда не мог подумать, что ребёнок в шесть лет, может говорить с такой горечью и с такой безнадёжностью в голосе.
- Илюша, да что случилось? - спросил я, и обнял его за плечи, - зачем тебе вообще нужны были эти монетки?
- Для папки, я собирал монетки для папки, - из глаз малыша потекли слёзы, детские слёзы.
Во рту у меня все пересохло, я сидел и не мог вымолвить ни слова.
- А зачем они папке? - мой голос предательски сорвался.
Малыш сидел с опущенной головой и я видел как на коленки падали слёзы.
- Тетя Вера говорит, что наш папка много пьёт водки, а мама сказала, что папку можно вылечить, он болен, но это стоит очень дорого, надо очень много денег, вот я и собирал для него. У меня уже было очень много монеток, но я не успел, - слёзы потекли по его щекам ручьём.
Я обнял его и прижал к себе.
Илья заревел в голос.
Я прижимал его к себе, гладил голову и даже не знал, что сказать.
- Папки больше нет, он умер, он очень хороший, он самый лучший папка в мире, а я не успел,- малыш рыдал.
Такого шока я не испытывал ещё никогда в жизни, у самого слёзы потекли из глаз.
Малыш резко вырвался, посмотрел на меня заплаканными глазами и сказал:
- Спасибо тебе за монетки, ты мой друг, - развернулся и, вытирая на бегу слёзы, побежал по аллее.
Я смотрел ему вслед, плакал и смотрел вслед этому маленькому мужчине, которому жизнь подсунула такое испытание в самом начале его пути и понимал, что не смогу ему помочь никогда.
Больше я его на аллее не видел. Каждый день в течение месяца я приходил на наше место, но его не было.
Сейчас я прихожу намного реже, но больше ни разу я его не видел, настоящего мужчину Илюшу, шести лет от роду.
До сих пор я бросаю монеты под лавочку, ведь я его друг, пусть знает, что я рядом.


Джан дерхъав! Гlямру дерхъав!
 
дарго_магомедДата: Суббота, 16.05.2009, 18:27 | Сообщение # 8
живу я здесь
Группа: Администраторы
Сообщений: 1247
Статус: Offline
4. Быть мамой

Мы сидели на кухне, и дочка моя
Мне сказала, шутя, между делом:
«Вот, проводим опрос на предмет бытия –
Ты бы бабушкой стать захотела?»

«Я б хотела, но это изменит совсем
Твою жизнь навсегда, кардинально». –
«Да, я знаю. Ну что ж, не досплю, не доем»,-
Мне ответила дочь машинально.

Но, ведь это, ну как бы помягче сказать,
Всё не то, не солдата отвага.
Я искала слова, чтобы ей передать
Всю ответственность этого шага.

Я б сказала ей: «Раны от родов твои
Заживут у тебя очень быстро.
Но появится новая рана – любви,
Что даёт лишь одно материнство.

Это рана эмоций, тревоги, стыда
За ребёнка, что ты сотворила.
И про жизнь ты не скажешь уже «Ерунда!»
Никогда не вернёшь то, что было!»

И, какой бы изысканной ты ни была,
Крик ребёнка встревоженный – «Мама!»
Бросить срочно заставит любые дела,
От простых и до денежных самых.

Я хотела сказать, что карьера её
Пострадает с рожденьем ребёнка.
Ведь не раз она будет впадать в забытьё,
Запах чувствуя детской головки.

Я хотела сказать ей, что набранный вес
Можно сбросить диетой, зарядкой.
Но ещё не случалось на свете чудес,
Материнство чтоб сбросить украдкой.

И такая уж важная жизнь для тебя
Нет, не будет столь значимой вскоре.
Ты забудешь про всё, ласково теребя
Эту кроху и в радость и в горе.

Ты научишься, дочь, забывать о мечте,
Делать выбор, чьё счастье дороже.
Не жалеть об ушедшей давно красоте,
Вопрошать философски: «Быть может..?»

Я хочу, чтоб ты знала, что к мужу любовь
Будет та и не та в то же время.
И его ты полюбишь, как будто бы вновь,
Как с тобой разделившим сё бремя.

А ещё я хотела про чувства сказать –
Чувства радости, чувства восторга!
Только женщина-мать может их испытать
И оставить в себе их надолго.

Первый шаг, первый смех, первый радостный взгляд.
Новый день – он как новая эра.
Первый опыт в общении девчонок, ребят,
Непременные поиск и вера!

И скворечник повыше, и мяч во дворе,
Новый Год и поход за грибами.
И рассказы об этом друзьям, детворе,
Как пол-леса протопал ногами.

Я хотела сказать… Но слеза лишь в ответ
У меня на глазах навернулась.
«Ты не будешь жалеть, что взамен слова «Нет»
«Да!» сказала, чтоб жизнь развернулась».

Протянув через стол дочке руку свою,
С нею встретившись, я прошептала:
«За тебя, за себя, за всех женщин молю,
Чьё призвание – просто БЫТЬ МАМОЙ!»


Джан дерхъав! Гlямру дерхъав!
 
дарго_магомедДата: Суббота, 16.05.2009, 18:27 | Сообщение # 9
живу я здесь
Группа: Администраторы
Сообщений: 1247
Статус: Offline
3. Наши крылатые друзья

С давних времен на земле растут трава, кусты и деревья. Если посмотреть на нашу планету из космоса, то она похожа на пушистый зелено-голубой шарик. Каждое деревце, каждый кустик, каждый цветочек, что растет на земле, старается стать самым лучшим, самым красивым и неповторимым. Вот почему на земле такие удивительно красивые парки и леса , будто пришедшие к нам из сказки.
Птицы очень любят зеленые парки и леса. Весной они устраивают себе на ветках деревьев, в дуплах и на земле уютные гнездышки и растят в них своих маленьких птенчиков. И ты, мой маленький дружок, наверное, тоже приходишь в лес, чтобы подышать целебным лесным воздухом или собрать лукошко грибов или ягод.
Очень давно, когда люди впервые пришли в лес , они услышали, как со всех сторон , словно звонкие ручейки , льются и льются веселые и радостные голоса птиц. Конечно же, всем захотелось посмотреть на маленьких крылатых певцов. Но птицы боялись людей и скрывались от них в глубине леса. И только с наступлением холодной зимы, они осмеливались и подлетали к жилищам людей. А люди, видя голодных и замерзающих птиц, жалели их и клали для них в кормушки еду.
Постепенно птицы привыкли к людям , и теперь в парках и на деревьях возле домов многие птицы строят свои гнезда. И ты, конечно, не раз наблюдал за синичкой , воробышком, вороной или галчонком, за голубями и чайками. А может быть, тебе даже посчастливилось увидеть в городе сороку-белобоку и услышать ее трещетку или даже послушать пение соловушки, спрятавшегося за пушистыми ветками ели, сосны или какого-либо другого дерева. А приехав летом на отдых к своей бабушке в деревню или выбравшись из города на дачу, возможно, тебе удалось увидеть белокрылого аиста, устроившего себе гнездо на водонапорной башне или столбе. Вот только черный аист, родной братик белого, никогда не прилетает к людям из леса. Он очень пуглив, также как и многие другие лесные птицы. Зато ласточки лепят себе гнезда прямо под крышами домов и даже на стенах церквей и костелов. Такие хатки у них получаются прочными и теплыми. Даже чайки и утки не боятся и живут на реках в больших городах. Зимой и даже летом они не прочь полакомиться вкусным хлебушком. И если возле твоего окна висит кормушка для птиц, в которую ты кладешь кусочки хлеба или зернышки снежной зимой, то это очень хорошо. Ведь птицы – наши крылатые друзья , и нам нужно им помогать.


Джан дерхъав! Гlямру дерхъав!
 
дарго_магомедДата: Суббота, 16.05.2009, 18:32 | Сообщение # 10
живу я здесь
Группа: Администраторы
Сообщений: 1247
Статус: Offline
2. Прости мне, Господь...

Я ехал в трамвае и в нём увидал
Красивую девушку – мой идеал:
Волнистые волосы лились рекой,
Сиянье улыбки звало за собой.
Я ей позавидовал – дева юна,
Прекрасна собою, стройна, весела…
Но, лишь к остановке трамвай подошёл,
В груди что-то скрипнуло нехорошо.
Попутчица медленно к выходу шла
И гордо улыбку, как прежде несла.
Была без ноги, но вела себя так,
Как будто царапина это, пустяк.

Прости мне, Господь, что я зависть свою
Тебе показал, ведь я крепко стою,
На двух я ногах, целый мир предо мной!
Пора б мне сказать себе: «Хватит, не ной!»

Зашел в магазин, чтоб пирожных купить
И стал с продавцом ни о чём говорить:
О доме, о детях, о том, что давно
Один, иль с женой не ходил я в кино.
Когда мы прощались, я время спросил,
Ответ, что услышал, меня поразил:
«Простите, что помощь Вам не окажу,
Слепой я, и так я живу и хожу».

Прости мне, Господь, что я ною везде
И нервы свои не держу я в узде.
Я мир этот вижу, он весь предо мной!
Пора б мне сказать себе: «Хватит, не ной!»

Потом я по улице шёл не спеша
И встретил прекраснейшего малыша.
Он грустно смотрел, как играют в футбол
Ребята ну, может, постарше, чем он.
К нему подошёл я и задал вопрос:
«А ты почему не играешь всерьёз?»
Взглянул на меня он, серьёзный такой,
И понял я – этот малыш был глухой.

Прости мне, Господь, что я ною сейчас
И жизнью своей недоволен подчас.
Я мир этот слышу, он весь предо мной!
Пора б мне сказать себе: «Хватит, не ной!»

Я ноги имею, чтоб мир обойти,
Глаза, чтобы видеть свет солнца в пути,
И уши, чтоб слышать дыхание людей,
Ведь, за руки взявшись, идти веселей.

Прости мне, Господь, что я ною сейчас
И жизнью своей недоволен подчас.
Тобой я отмечен, я – Божий, я – Твой.
И весь этот мир, что Ты создал, со мной!

Сергей Панчешный


Джан дерхъав! Гlямру дерхъав!
 
дарго_магомедДата: Суббота, 16.05.2009, 18:32 | Сообщение # 11
живу я здесь
Группа: Администраторы
Сообщений: 1247
Статус: Offline
1. Про мужчин и 8 марта

Ранее утро… 8 марта. Будильник зазвенел и, даже не успев как следует начать свою песню, умолк под натиском моего пальца. Почти в темноте оделся, тихо прикрыв входную дверь, направился к базару. Стало чуть светать.
Я бы не сказал, что погода была весенней. Ледяной ветер так и норовил забраться под куртку. Подняв воротник и опустив в него как можно ниже голову, я приближался к базару. Я ещё за неделю до этого решил: никаких роз, только весенние цветы… праздник же весенний.
Я подошёл к базару. Перед входом, стояла огромная корзина с очень красивыми весенними цветами. Это были Мимозы. Я подошёл. Да, цветы действительно красивы.
- А кто продавец, - спросил я, пряча руки в карманы. Только сейчас, я почувствовал, какой ледяной ветер.
- А ты сынок подожди, она отошла ненадолго, щас вернётся, - сказала тётка, торговавшая по соседству солёными огурцами.
Я стал в сторонке, закурил и даже начал чуть улыбаться, когда представил, как обрадуются мои женщины, дочка и жена.
Напротив меня стоял старик.
Сейчас я не могу сказать, что именно, но в его облике меня что-то привлекло.
Старотипный плащ, фасона 1965 года, на нём не было места, которое было бы не зашито. Но этот заштопанный и перештопанный плащ был чистым. Брюки, такие же старые, но до безумия наутюженные. Ботинки начищены до зеркального блеска, но это не могло скрыть их возраста. Один ботинок, был перевязан проволокой. Я так понял, что подошва на нём просто отвалилась. Из-под плаща была видна старая, почти ветхая рубашка, но и она была чистой и наутюженной. Его лицо было обычным лицом старого человека, вот только, во взгляде было что-то непреклонное и гордое, не смотря ни на что.
Сегодня был праздник, и я уже понял, что дед не мог быть небритым в такой день. На его лице было с десяток порезов, некоторые из них были заклеены кусочками газеты.
Деда трусило от холода, его руки были синего цвета… Его очень трусило, но он стоял на ветру и ждал.
Какой-то нехороший комок подкатил к моему горлу.
Я начал замерзать, а продавщицы всё не было.
Я продолжал рассматривать деда. По многим мелочам я догадался, что дед не алкаш, он просто старый измученный бедностью и старостью человек. И ещё я просто явно почувствовал, что дед стесняется теперешнего своего положения за чертой бедности.
К корзине подошла продавщица.
Дед робким шагом двинулся к ней.
Я то же подошёл к ней.
Дед подошёл к продавщице, я остался чуть позади него.
- Хозяюшка… милая, а сколько стоит одна веточка мимозы? - дрожащими от холода губами спросил дед.
- Так, а ну вали от сюдава алкаш, попрошайничать надумал, давай вали, а то… - прорычала продавщица на деда.
- Хозяюшка, я не алкаш, да и не пью я вообще, мне бы одну веточку… Сколько она стоит? - тихо спросил дед.
Я стоял позади него и чуть с боку. Я увидел, что у деда в глазах стояли слёзы…
- Одна? Да, буду с тобой возиться, алкашня... Давай, вали отсюдава, - рыкнула продавщица.
- Хозяюшка, ты просто скажи, сколько стоит, а не кричи на меня, - так же тихо сказал дед.
- Ладно, для тебя, алкаш, 5 рублей ветка, - с какой-то ухмылкой сказала продавщица. На её лице проступила ехидная улыбка.
Дед вытащил дрожащую руку из кармана, на его ладони лежало, три бумажки по рублю.
- Хозяюшка, у меня есть три рубля, может, найдёшь для меня веточку на три рубля? - как-то очень тихо спросил дед.
Я видел его глаза. До сих пор, я никогда не видел столько тоски и боли в глазах мужчины.
Деда трусило от холода как лист бумаги на ветру.
- На три тебе найти, алкаш, га, га, га, щас я тебе найду, - уже прогорлопанила продавщица.
Она нагнулась к корзине, долго в ней ковырялась…
- На держи, алкаш, беги к своей алкашке, дари, га, га, га, га, - дико захохотала эта дура.
В синей от холода руке деда я увидел ветку мимозы, она была сломана посередине.
Дед пытался второй рукой придать этой ветке божеский вид, но она, не желая слушать его, ломалась пополам, и цветы смотрели в землю… На руку деда упала слеза… Дед стоял и держал в руке поломанный цветок и плакал.
- Слышишь ты, сука, что же ты, *****, делаешь? – начал я, пытаясь сохранить остатки спокойствия и не заехать продавщице в голову кулаком.
Видимо, в моих глазах было что-то такое, что продавщица как-то побледнела и даже уменьшилась в росте. Она просто смотрела на меня как мышь на удава и молчала.
- Дед, а ну, подожди, - сказал я, взяв деда за руку.
- Ты, курица тупая, сколько стоит твоё ведро, отвечай быстро и внятно, что бы я не напрягал слух, - еле слышно, но очень понятно прошипел я.
- Э… а… ну… я не знаю, - промямлила продавщица
- Я последний раз у тебя спрашиваю, сколько стоит ведро!?
- Наверное, 500 рублей, - сказала продавщица.
Все это время дед непонимающе смотрел то на меня, то на продавщицу.
Я кинул под ноги продавщице купюру, вытащил цветы и протянул их деду.
- На, отец, бери, и иди поздравляй свою жену, - сказал я.
Слёзы, одна за другой, покатились по морщинистым щекам деда. Он мотал головой и плакал, просто молча плакал…
У меня у самого слёзы стояли в глазах.
Дед мотал головой в знак отказа, и второй рукой прикрывал свою поломанную ветку.
- Хорошо, отец, пошли вместе, - сказал я и взял деда под руку.
Я нёс цветы, дед свою поломанную ветку, мы шли молча.
По дороге я потянул деда в гастроном.
Я купил торт, и бутылку красного вина.
И тут я вспомнил, что я не купил себе цветы.
- Отец, послушай меня внимательно. У меня есть деньги, для меня не сыграют роль эти 500 рублей, а тебе с поломанной веткой идти к жене негоже, сегодня же восьмое марта, бери цветы, вино и торт и иди к ней, поздравляй.
У деда хлынули слёзы… Они текли по его щекам и падали на плащ, у него задрожали губы.
Больше я на это смотреть не мог, у меня у самого слёзы стояли в глазах.
Я буквально силой впихнул деду в руки цветы, торт и вино, развернулся, и, вытирая глаза, сделал шаг к выходу.
- Мы… мы… 45 лет вместе… Она заболела… Я не мог её оставить сегодня без подарка, - тихо сказал дед, спасибо тебе...
Я бежал, даже не понимая, куда бегу. Слёзы сами текли из моих глаз…


Джан дерхъав! Гlямру дерхъав!
 
Гумай » Мой Дагестан: даргинцы в истории и современности.... » Къушум » Топ 10 с сайта "Притчи и рассказы"
Страница 1 из 11
Поиск:

 

Copyright MyCorp © 2017
Сайт создан в системе uCoz