ГлавнаяРегистрацияВход путь дарго

Прошлое,
настоящее, будущее

Джан дерхъав!

Понедельник, 21.08.2017, 02:02
  Гражданская война в Дагестане 1917-21... гг. - Страница 3 - Гумай Приветствую Вас гость | RSS

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 3 из 6«123456»
Модератор форума: Тукмагомед 
Гумай » Мой Дагестан: даргинцы в истории и современности.... » История » Гражданская война в Дагестане 1917-21... гг. (Исследования, мемуары очевидцев, фотографии, карты ...)
Гражданская война в Дагестане 1917-21... гг.
ТукмагомедДата: Вторник, 10.01.2012, 20:46 | Сообщение # 31
живу я здесь
Группа: Модераторы
Сообщений: 1639
Статус: Offline
 
ТукмагомедДата: Вторник, 10.01.2012, 20:47 | Сообщение # 32
живу я здесь
Группа: Модераторы
Сообщений: 1639
Статус: Offline
 
ТукмагомедДата: Вторник, 10.01.2012, 20:48 | Сообщение # 33
живу я здесь
Группа: Модераторы
Сообщений: 1639
Статус: Offline
 
ТукмагомедДата: Вторник, 10.01.2012, 20:49 | Сообщение # 34
живу я здесь
Группа: Модераторы
Сообщений: 1639
Статус: Offline
 
ТукмагомедДата: Вторник, 10.01.2012, 21:00 | Сообщение # 35
живу я здесь
Группа: Модераторы
Сообщений: 1639
Статус: Offline


 
ТукмагомедДата: Вторник, 10.01.2012, 23:01 | Сообщение # 36
живу я здесь
Группа: Модераторы
Сообщений: 1639
Статус: Offline
Как большевики обманули шейха Алихаджи Акушинского


До революции Ислам настолько проник во все поры жизни горцев, что все общественные процессы и явления ими рассматривались с позиций шариата. Вот почему большевики в 1919 году избрали в Дагестане тактику блока со всеми левыми мелкобуржуазными силами и некоторой частью лояльного духовенства против контрреволюции. Такими силами в Дагестане была социалистическая группа, партия "Адалят", мусульманское духовенство, возглавляемое шейхом Алихаджи Акушинским, который руководил восстанием горцев против деникинщины.

Парламент горского правительства в мае 1919 года был расколот на две группировки: сторонники деникинского вторжения в Дагестан. Антиденикински настроенная часть парламента - шейхуль ислам Алихаджи Акушинский, шейх Узун-Хаджи Салтынский и другие сторонники независимости республики были готовы к борьбе против занятия Деникиным Дагестана. 20 мая деникинские конные казачьи отряды вступили в Порт-Петровск и Дербент. 24 мая генерал Халилов объявил о роспуске Горского правительства и парламента. Начался жестокий белый террор.

Пользуясь недовольством влиятельного среди мусульман шейха Алихаджи Акушинского, возмущенного вторжением Добровольской армии и роспуском Горского правительства, коммунисты предложили ему вести совместную борьбу против деникинцев. Компромисс удался. Алихаджи обратился к горцам с призывом выступить на защиту мусульман и шариат от посягательства "врагов ислама" - деникинцев. В письме Алихаджи Акушинского членам парламента офицерству Дагестана говорилось: "Если вы подчинитесь вашим главарям в случай приглашения ими в Шуру казаков и будете им давать оружие, то за это вы будете отвечать перед Аллахом

Генерал Халилов, глава деникинского дагестанского прави-тельства на это письмо ответил взаимным обвинением в надежде вывести шейха из под большевистского влияния:"Как могу я не удивляться, ведь готовитесь пойти на Шуру совместно с восставшими вместе с вами большевиками... Мы учредим свою власть, шариатские суды, школы и свои доходы и расходы так, как сами хотим. Когда дела обстоят так разве можно считать Добровольческую армию врагом ислама, так как она воюет против тех большевиков, которые считаю бога, религию и пророка за выдуманных и не признают..."

Тем не менее, ультиматум командованию Добровольческой армии в Петровске с требованием немедленно уйти из Дагестана, составленный руководителями большевиков, был направлен от имени Алихаджи Акушинского. Таким образом, скрывая свое большевистское лицо, маскируясь за шейхом, как утверждал своей книге А. Тахо-Годи, фактически руководителями восстания горцев против деникинских войск в Дагестане были большевики и патриотически-настроенное, связанное с народом мусульманское духовенство во главе Алихаджи Акушинским.

В антиденикинском движении на Северном Кавказе имело в то время место совпадение интересов борьбы за социальное освобождение национального религиозного движений. Вопросы жизни горцев в деятельности Совета Обороны решались тогда согласно духу революции и шариата. В его воззвании, подписанном почетным председателем Совета Алихаджи Акушинским, говорилось: "Совет Обороны Дагестана до последней возможности будет защищать ислам и свободу, независимость и земли горцев Кавказа, которые Деникин хочет снова отдать казакам, но за которые мы будем бороться так же упорно и мужественно, как это делали отцы с имамом Шамилем во главе...Лучше смерть, чем позор и рабство! Вперед за Родину! Да здравствует независимый союз горцев Кавказа! Да благословит Аллах наши деяния!"

И воины повстанческой армии горцев принимали следующий текст присяги-клятвы: " Я, аскер народной армии Совета Обороны Северного Кавказа, клянусь перед священным Кораном защищать шариат, свободу и независимость трудовых горских народов Северного Кавказа, избранный орган власти в стране - Совет Обороны. Я обещаю исполнить все приказы и распоряжения начальников назначенных и пользующих доверием Совета Обороны, и бороться со всеми противниками и врагами народа и власти".

Азербайджанские мусаватилисты прислали на роль спасителей горцев группу турецких офицеров, которым удалось взять свои руки командование повстанческими отрядами. Но со временем отношение к ним охладело. Алихаджи тоже стал видеть в них угрозу религиозным началам дагестанцев. Эти обстоятельства, может, против, желания и самого Алихаджи, тоже лили воду на большевистскую мельницу. Победа в борьбе за влияние не массы склонялась в сторону большевиков.

Попутно же шла борьба за симпатии Алихаджи, которые обе стороны тоже старались завоевать.

"У старика всегда была своя линия, - пишет А. Тахо-Годи, - которая, правда, с 1917 года была в "плену" сначала г социалистической группы, а потом, после вхождения группы в РКП, у большевиков".

Большой интерес представляет характеристика идей и поведения Алихаджи Акушинского, данная Тахо-Годи, который многие годы близко наблюдал за ним. Ко времени написания им книги "Революция и контрреволюция в Дагестане" (1927) Алихаджи, бывший союзником большевиков, мягко говоря, не был уже в почете у советской власти. Однако оценка, данная ему Тахо-Гиди, представляет довольно объективной. Вот что он пишет: "Идея старика состояла в том, чтобы дать крестьянину в мирной мелкобуржуазной обстановке возможность удовлетво-рять свои потребности трудом и торговлей с тем расчетом, чтобы в балансе крестьянского хозяйства нашли бы отражение и такие статьи расхода, как "спасение" душ, поддержание "святых отцов" и прочее. Его лозунгом было: максимум шариата! Вот все несложное миросозерцание знаменитого старика и шейхиль-ислама".

"Али-Хаджи",- пишет Тахо-Годи, - был приобщен к революционным событиям и выдвинут на арену политической борьбы в 1917 году социалистической группой и противопос-тавлен ею Нажмудину Гоцинскому. Так как массы, тога еще находившиеся, бессознательно тянулись к шариату, то был брошен лозунг: если шариат - так мирный, алихаджинский, а не помещичьи, контрреволюционный шариат Гоцинского. А вот другое свидетельство А Тахо-Годи: в 1919 году он выступил совместно с большевиками, испугавшись за участь шариата, но увидев, что прибывшие на помощь турки ,вопреки ожиданиям, представляют не меньшую опасность для шариата, чем казаки, и что путем соглашения с казаками можно выговорить право на осуществление шариата ,а также необходимый для крестьян мир, он пытался связаться с командованием Добровольческоо армии с целью связать переговоры и покончить восстание на почетных для шариата условиях.

Тахо-Годи в своей книге приводит письма Алихаджи комиссару Даргинского округа Осману Османову и Коркмасову, подтверждающие, что он выступает за переговоры с Добровольческой армией. Узнав об этом, Совет Обороны направил к Алихаджи письмо, по тону которого чувствуется, что руководители Совета Обороны, хотя и дают знать, что он не имеет права без разрешения Совета Обороны вести о заключении мира, воздерживаются от грубого осуждения его поведения и выражают известную к нему почтительность.

Об обострении идеологических разногласий между участниками восстания- мусульманскими духовенством и Дагобкомом - говорит следующее обращение Алихаджи ко всем органам Совета Обороны на местах: "Вы знаете, нашей целью является установление нашей мусульманской нации и наших религиозных основ, наш долг положить лепту своих трудов в этом направлении. Между нами и большевиками нет вражды. Ни в коем случае нам, мусульманам нельзя придерживаться их законов, противных нашему шариату... Мы с большевиками заключили союз при условии не касательства к нашей религии. Когда дела обстоят так, какова же ваша цель? Вы хотите вводить большевистские законы! От вас исходят такие дела, которых я никогда от вас не ожидал. Вот условия, приятые между нами и большевиками, переданные нам устами тов. Коркмасова: "Дагестанцы мусульмане, откол от шатиатских законов - невозможная вещь. Напишите скорее ответ. 24 февраля 1920 г. Алихаджи".

Совет Обороны на обращение Алихаджи ответил очень дипломатично, успокоил его что главной целью является победа над заклятым врагом народа, а не распространении большевизма. Совет Обороны не хотел открывать внутреннего фронта духовенством, когда шла ожесточенная борьба с Деникиным.

К концу марта 1920 года деникинские войска были разбиты, и повсеместно, в Дагестане и на Тереке, была установлена советская власть. Какова же была судьба лояльной части мусульманского духовенства и шейха Алихаджи Акушинского, с помощью которого была одержана это победа? Учитывая его заслуги в борьбе с контрреволюцией в годы гражданской войны, сотрудничество с социалистической группой и большевистским обкомом Дагестана, Алихаджи был включен в состав ревкома республики, был народным комиссаром по делам шариата. Представители мусульманского духовенства были включены в местные ревкомы, привлечены преподавателями школ, они вели 87 шариатских судов. Но гибкая политика партийных организаций и советских органов по отношению к лояльной части духовенства продолжалось недолго. 26 октября 1921 года Президиум Дагревкома лишает избирательных прав духовенство и не допускает к выборам, больше того, особо вредных лиц духовенства предложено Дагестанской ЧК изъять. Алихаджи, изолированный от политической жизни, осуждаемый в печати официальными органами, умер в 1927 в году (Правильным является март 1931 год - прим. ред. ИсВоз) сел. Акуша.

Многие представители мусульманского духовенства, те, которые внесли немалый вклад в утверждение советской власти, в 20-30 годы были репрессированы. К ним относятся Али Каяев, шейх Кахибский и другие. Что неудивительно, если учесть, что были репрессированы и почти все партийные, и государственные руководители Дагестана, такие как Д. Коркмасов, Н.Самурский, А Тахо-Годи.

Это уроки истории очень ценны сегодня, в условиях, когда так важно обеспечить консолидация всех здоровых сил, чтобы вывести общество из кризиса.

Источник
 
ТукмагомедДата: Вторник, 10.01.2012, 23:21 | Сообщение # 37
живу я здесь
Группа: Модераторы
Сообщений: 1639
Статус: Offline
Защитили честь и свободу Дагестана. К 90-летию сражения в долине Ая-Кака.


В конце августа — начале сентября 1919 года, в разгар Гражданской войны в России, в Дагестане происходили события огромной исторической важности, ставшие одним из ярких примеров мужества и героизма нашего народа.

Ая-Какинское сражение оказало мощное влияние на ход борьбы против международной интервенции в Дагестане и на Северном Кавказе. В этом сражении повстанцы Даргинского округа одержали героическую победу над деникинской Добровольческой армией, хорошо вооруженной, оснащенной пушками и пулеметами, насчитывающей более тысячи хорошо вооруженных и обученных солдат и офицеров, рвущихся завоевать стратегические высоты на Кавказе для дальнейшего продвижения в глубь России. Победа в Ая-Какинском сражении стала сплачивать разрозненные повстанческие отряды, способствовала созданию Совета обороны Дагестана и Северного Кавказа как единого центра руководства борьбой против Добровольческой армии. Деникинским генералам и солдатам противостояли вооруженные дедовскими ружьями, кинжалами, вилами и камнями отряды народного ополчения, защищавшие свою землю от белоказачьих отрядов.

17 августа 1919 года генерал Халилов обратился к населению Дагестана с призывом «внести свою лепту в дело освобождения от большевиков» и издал приказ, в котором предлагал начальникам округов выставить определенное количество бойцов в ряды войск: от Темир-Хан-Шуринского округа — 1111 человек, от Самурского — 910, от Кюринского — 1077, от Кайтаго-Табасаранского — 1004, от Казикумухского — 658; от Даргинского — 1187, от Гунибского — 914, от Андийского — 739, от Аварского — 433. В их число входили и конные бойцы. Обмундирование, снаряжение, вооружение пеших и конных призывников должно было производиться за счет населения. Все мобилизованные считались военнообязанными до прекращения боевых действий. Тогда же в Дагестане были учреждены военно-полевые суды. В приказе о мобилизации говорилось: «Если кто-нибудь уклонится от выполнения приказа, незамедлительно будет наказан по закону военного времени, вплоть до смертной казни».

Для обеспечения выполнения этого приказа и усмирения некоторых аулов в Порт-Петровске, Темир-Хан-Шуре, Дербенте, Хасавюрте, Гунибе, Хунзахе, Дешлагаре, Касумкенте, Маджалисе были расквартированы вооруженные артиллерией и пулеметами деникинские гарнизоны.

Солдаты Добровольческой армии ходили по дворам и отбирали у населения одежду, обувь, продукты, но особое недовольство, по мнению очевидцев тех событий, вызывало содержание огромного количества лошадей казацких соединений.

Установление военно-политической диктатуры

Деникинские палачи и их пособники начали военные походы в округа, где население не признавало власти оккупантов. Эти вылазки сопровождались кровавым насилием и грабежом, поджогами и разрушением аулов, наложением на горцев невыносимо тяжелой контрибуции, уплата которой приводила население к разорению. При этом Деникин угрожал, что в случае «неисполнения в назначенный срок все будет взыскано в двойном размере».

Многие сельские общества объявили об отказе выполнить приказ и посылать людей в ряды оккупационной армии. В связи с отказом джамаата села Карабудахкент выставить вооруженных людей в деникинскую армию в августе 1919 года начальник Темир-Хан-Шуринского округа предупредил, что если в течение суток приказ не будет выполнен, село постигнет участь Дургели и Кадара, которые были полностью сожжены еще в июле, после подавления первого восстания.

Началась принудительная мобилизация горцев: сперва казаки брали по 15—20 человек заложников от каждого аула, из числа самых влиятельных и почетных лиц, а затем требовали определенного количества всадников со своим вооружением, снаряжением и продовольствием.

Как большую трагедию воспринял шейх-уль-ислам Дагестана Али-хаджи Акушинский вторжение деникинцев в Дагестан. Попытка восстановления старых царских порядков и ввод белогвардейских формирований в Дагестан настроили народ настолько враждебно к оккупантам, что люди готовы были при первом же удобном случае начать вооруженную борьбу. Объявление мобилизации, введение военного положения и наложение контрибуции оказалось последней каплей, переполнившей чашу терпения. И тогда устаз Али-хаджи выступил за вооруженное сопротивление.

Во всех городах и аулах Дагестана началась усиленная подпольная работа по подготовке к вооруженному восстанию. Горцы меняли свои самые дорогие земли и скот на винтовки и патроны. Урахинцы и акушинцы продали с правом последующего выкупа часть общественных земель и на вырученные деньги купили винтовки и патроны для своих ополченских формирований и партизанских отрядов. Большую помощь восставшим оказывали оружейники Харбука и Кубачи.

Основная задача заключалась в организации мощного выступления горцев в тылу деникинских войск, наступающих на Москву. Во всем Дагестане развернулась подготовка к восстанию. Особенно хорошо эта работа шла в Даргинском округе, где большую работу проводили признанные народные лидеры Осман Османов, Рабадан Нуров…

Огромное значение в событиях тех дней имели Леваши — ворота в Нагорный Дагестан. Хаджалмахинцы совместно с партизанскими отрядами других селений разгромили Левашинский военный гарнизон. Повстанцами был освобожден Али-хаджи Акушинский, находящийся после первого восстания под домашним арестом. После освобождения Али-хаджи сразу переходит к решительным действиям. С этого времени он опять становится во главе восстания вплоть до полной победы в марте 1920 года.

Защита Мекегинского перевала

С разгромом повстанцами Левашинского гарнизона деникинцы потеряли важный центр управления и связь с Кумухом, Гунибом и Хунзахом. Ими предпринимается новая попытка занять Леваши, освободить своих арестованных солдат и офицеров, подавить народное восстание в самом его начале. Генерал Попов отдает распоряжение полковнику Лаврову — перейти в наступление через Мекегинский перевал и занять Леваши. В его распоряжение были переданы крупные военные соединения, оснащенные артиллерией, военным снаряжением.

Регулярные армейские части, приближающиеся к Мекегинскому перевалу, ожидали повстанческие отряды из ближайших селений, занявшие господствующие высоты над Ая-Какинской долиной. Это была слабо вооруженная масса людей. Среди них было много женщин, стариков, подростков...

Сражение началось ранним утром 24 августа 1919 года. Плохо вооруженные повстанцы с обнаженными кинжалами в руках, все как один, бросались на вооруженных до зубов деникинцев. Повстанцы из сел Урахи и Ванашимахи заняли высоту в тылу отряда полковника Лаврова, открыли огонь по его обозам. Отряд оказался в окружении, и все попытки окруженных продвинуться назад не увенчались успехом.

Деникинская газета «Свободная речь» писала об Ая-Какинском сражении: «Произошла паника, артиллерия была поставлена в беспомощное положение. Солдаты, подрезая постромки и бросив орудия, ускакали верхом спасаясь. Пехота, неся большие потери, кинулась бежать, в панике кидая винтовки, патроны, сумки».

Сражение в Ая-Кака окончилось блестящей победой повстанцев. Почти все деникинцы во главе с полковником Лавровым были уничтожены. Повстанцы, вступившие в борьбу почти без оружия, вышли из сражения, вооружившись винтовками, пулеметами и даже пушками, брошенными противником. У противника были отбиты богатые трофеи — 28 пулеметов, 6 орудий, сотни винтовок, несколько тысяч патронов, большой обоз с провиантом.

Преследуя жалкие остатки отряда, ополченцы освободили Дешлагар. Восставшие подошли к железной дороге.

Ая-Какинская битва является одним из самых крупных сражений в истории партизанского движения в годы Гражданской войны на юге России. Эта победа сыграла важную роль в мобилизации всех повстанческих сил и наложила отпечаток на весь ход последующих боев в тылу деникинской армии.

Вооруженное сопротивление горцев отвлекало крупные силы Добровольческой армии от планов ее наступления на Москву. Для подавления восстания Деникин вынужден был перебросить сюда большие военные соединения и тем самым ослабить московское направление.

«Дагестанские горцы, — говорилось в одной из телеграмм большевистского руководства Красной Армии, — продолжают наседать на Добровольческую армию и принуждают Деникина тем самым снимать лучшие части с Царицынского фронта».

...Cегодня, когда наши недруги ведут борьбу за умы подрастающего поколения совсем по-иному, когда действительно идет повальное приобщение части молодежи к совершенно чуждым нашему народу ценностям и идеалам, события тех лет, наверное, мало кого интересуют. Однако старшему поколению, дагестанской исторической науке необходимо напомнить молодежи о славных страницах нашей истории, надо напомнить о походах тимуридов, о Завоевателе Вселенной Надир-шахе, о тех, кто хотел покорить дагестанцев в двадцатых годах прошлого века, и о тех, кто пошел на нас войной в 1999 году.

Чтобы все, кто придет к нам с войной, знали: Дагестан не покорялся никому и никогда. И в трудные для отчизны времена, сплотившись, как одна семья, он встанет на защиту своей свободы, защитит свои дома и свои горы от непрошеных гостей.

автор: Магомед Магомедов-Акушинский, историк-востоковед

Источник
 
ТукмагомедДата: Вторник, 10.01.2012, 23:53 | Сообщение # 38
живу я здесь
Группа: Модераторы
Сообщений: 1639
Статус: Offline
Нажмутдин Гоцинский


ГОЦИНСКИЙ Нажмутдин (1859-1925) Один из руководителей контрреволюции в Дагестане и на Кавказе. IV имам Северного Кавказа (12.1917). После Февральской революции вошел в состав «Горского правительства» (буржуазно-националистического) в качестве муфтия (духовный глава местных мусульман), 03— 12.1917. Провозглашен IV имамом Северного Кавказа (12.1917), пытался создать «Имамат» под протекторатом Турции (12.1917—03.1918). Сверг власть большевиков и захватил своими отрядами Петровск (03.1918). Оказывал сопротивление частям Красной армии на Кавказе (Дагестан), 03.1918—09.1920. Возглавил прямой антисоветский мятеж в Нагорном Дагестане (09.1920-07.05.1921). Бежал и скрывался в Чечне (05.1921 —1925). Арестован и расстрелян (1925).

Использованы материалы кн.: Валерий Клавинг, Гражданская война в России: Белые армии. Военно-историческая библиотека. М., 2003.

Гоцинский Нажмутдин (1859, по др. данным, 1865, с. Гоцо Аварского окр. Дагестанской обл., - 1925, Ростов-на-Дону). Сын наиба (начальника) при имаме Шамиле, который за услуги царскому правительству в подавлении восстания горцев Чечни и Дагестана (1877) был произведён в штабс-ротмистры по гвардии и награжден землями. Гоцинский унаследовал от отца и брата большое состояние, крупный помещик, учёный-арабист, член Дагестанского народного суда, затем наиб Койсубулинского участка Аварского окр. Принимал участие в событиях 1905, тайно сочувствуя социалистам.

После Февральской революции 1917 член Временного областного исполкома Советов (кроме рабочих и солдат, вошли представители национальной интеллигенции, помещиков и предпринимателей), созданного 9 марта в обл. центре Дагестана - Темир-Хан-Шуре. На 1-м съезде горских народов во Владикавказе (май) избран муфтием (главой Духовного управления мусульман) Северного Кавказа и вошёл в состав сформированного Центрального комитета Союза объединённых горцев Кавказа, т.н. Горское правительство, которое находилось в Терской обл. наряду с казач. пр-вом. В связи с победой социалистов на выборах в облисполком на 1-м Дагестанском обл. съезде Советов (августа) Гоцинский не был избран в его состав.

В своём обращении-исповеди летом писал: "Когда на политическом горизонте взошло солнце свободы, люди в понятиях о свободе разделились. Одни из них захотели свободу, согласованную с шариатом. Эта свобода - освобождение последователей пророка Магомета от тиранической власти... Нет такого человека, кто мог бы освободить народ от Божьих требований и сделать его независимым от Бога... Но есть ещё др. партия среди народа. Эта партия свободу понимает как социальную свободу. Эта последняя свобода освобождает народ от тирании царской власти, освобождает также от Божьей власти и его требований. При таких обстоятельствах каждый умный человек поразмыслит, кто является отступником от шариата - алимы [учёные-богословы- Автор] или социалисты..." В отношении своей земли говорил, что она досталась от отца согласно шариату, что отец Гоцинского купил её у мусульман, имевших законные документы; заверял, что "если найдётся кто из князей, владеющих землями противно шариату, то я первый обнажу свой меч на него" (Тахо-Годи А., Рев-ция и контррев-ция в Дагестане, Махач-Кала, 1927, с. 43-44). На 2-м съезде горских народов (авг.) в с. Анди (Нагорный Дагестан) Гоцинский был провозглашен имамом (светским и духовным главой мусульм. общины) Сев. Кавказа. После съезда обратился с воззванием "К народам Кавказа" (опубликованным в газ. "Дагестан"), в к-ром доказывал, что избрание его имамом связано с защитой религии. Чл. Дагестанского мусульм. нац. к-та, созданного в Темир-Хан-Шуре в начале сентября.

После Окт. рев-ции Дагестанский облисполком 26 окт. согласился с решением 3-го съезда горских народов (Владикавказ, 20-29 сентября) о том, что Гоцинский является муфтием, но не имамом. Выдвигался канд. в члены Учред. Собр. по Терско-Дагестанскому избират. округу, но избран не был. На 2-м Дагестанском обл. съезде (нояб.) избран в облисполком и вторично утвержден муфтием и в таком качестве вошёл в состав пр-ва Горской республики, созданной Союзом объединённых горцев Кавказа в нояб. Продолжая именовать себя имамом, стремился создать на терр. Сев. Кавказа мусульм. теократию, ориентируясь на поддержку Турции.

В январе 1918 национальтные войска (ок. 10 тыс. чел.) во главе с Гоцинским заняли Темир-Хан-Шуру перед открытием 3-го Дагестанского обл. съезда Советов, созванного для обсуждения вопроса о форме правления. Съезд направил ультиматум Гоцинскому: убрать немедленно из города войска; явиться на съезд; признать съезд верховным законодат. органом и др. Гоцинский вскоре явился на съезд. По решению съезда Гоцинский был объявлен не имамом, а по-прежнему муфтием, после чего Гоцинский направился в горы. В марте отряды Гоцинского свергли Сов. власть в Порт-Петровске, в апр. после её восстановления отступил в горы. Войска Гоцинского совм. с герм.-тур. интервентами воевали против Кр. Армии. В сент. 1920-мае 1921 в торах Дагестана при участии Гоцинского был поднят антисов. мятеж: после его подавления Гоцинский бежал в Чечню. Арестован и расстрелян по решению полномочного представительства ОГПУ Сев-Кавк. края от 28 сент. 1925.

Использованы материалы статьи М.Е.Голостенов в кн.: Политические деятели России 1917. биографический словарь. Москва, 1993

Источник
 
ТукмагомедДата: Среда, 11.01.2012, 00:02 | Сообщение # 39
живу я здесь
Группа: Модераторы
Сообщений: 1639
Статус: Offline
Хаджалмахи во время революции и гражданской войны


После революции 1917 г. и установления советской власти жители села разделились на четыре группы. Одни поддерживали красных, другие деникинцев, третьи сторонников Гоцинского, четвёртые турок. Это расслоение и отсуствие общего мнения окончилось катастрофой для села. В конце 1920 г. на помощь осажденной Гоцинским Гунибской крепости шли части XI Красной Армии. Когда хаджалмахинцам стало известно, что части Красной Армии скоро будут в селении, начали решать вопрос на собрании джамаата пустить красных в село или нет. Несмотря на слухи представителей духовенства, что красные по пути всё сметают, сжигают села, без суда и следствия убивают невинных людей, и несмотря на их предложения пригласить сторонников Гоцинского, находящихся в Гергебиле и готовых придти на помощь, было решено пропустить через село Красную Армию безо всяких препятствий. О принятом решении решили сообщить в Леваши где стояли части Красной Армии и в Гергебиль к сторонникам Гоцинского. Но посланные в Гергебиль люди были сторонниками Гоцинского и они по пути решили сказать что хаджалмахинцы приглашают людей Гоцинского на помощь. Когда узнали, что люди шейха Балаханского-сторонника Гоцинского идут в село, многие пытались препятствовать, но было уже поздно. Люди шейха находились на одной стороне села, а части Красной Армии подходили с другой. Когда части Красной Армии были на расстоянии 2-3 км от села,5-6 провокаторов из числа хаджалмахинцев начали стрелять по бойцам Красной Армии. В результате было убито и ранено несколько человек. Этого было достаточно, чтобы в селении начать карательную акцию. Всех мужчин арестовали и согнали в специально охраняемые красноармейцами дома, там их убивали и тела бросали в ямы, некоторых избивали отправляли в Темир-Хан-Шуру, где после допроса или либо казнили либо отправляли в ссылку. Так уже не первый раз большая часть мужской половины села было истреблено. После данных событий немало жителей села иммигрировали за границу, в основном в Турцию. Так село не впервый, и к сожалению не в последний раз было обескровлено.

Источник
 
ТукмагомедДата: Среда, 11.01.2012, 00:16 | Сообщение # 40
живу я здесь
Группа: Модераторы
Сообщений: 1639
Статус: Offline
Командир партизан из Мекеги


Из 12 аулов, прославившихся борьбой против белогвардейцев и интервентов в Дагестане, Мекеги Левашинского района занимает особое место, за что этому аулу и Мекегинскому партизанскому отряду была объявлена благодарность, и они награждены Почетной грамотой ВЦИК.

24 августа 1919 года, в день Курбан-байрама, на подступах к Мекеги, в ущелье Аякака, произошло самое крупное в годы гражданской войны на Северном Кавказе первое Аякакинское сражение. В этом бою, доходившем до кинжальных схваток, плохо вооруженные горцы разбили отборный, состоящий из 1600 штыков и сабель карательный отряд деникинского генерала Попова, оснащенный 45 пулеметами и 18 пушками. Мекегинцы с дегвинцами первыми встретили противника и остановили его, пока не подошла помощь из близлежащих аулов. В этом бою был уничтожен весь отряд деникинцев. Сражение стало переломным моментом в ходе гражданской войны в Дагестане.

Это было самое трудное для народов Дагестана время: первое восстание горцев потерпело поражение, деникинцы оккупировали Дагестан, Совет обороны, обком, командиры партизанских отрядов находились на подпольном положении в Баку, видные деятели повстанцев без суда и следствия расстреляны, многие аулы разграблены, сожжены. В первом Аякакинском сражении мекегинцы потеряли 45 храбрецов, с Манасского сражения не вернулись 65 человек. В Манасе первый командир Мекегинского партизанского отряда Дауд Ахмедов, чтобы спасти своих товарищей, оказавшихся в открытой степи под шквальным пулеметным огнем, со связкой гранат бросился на броневагон противника и ценой своей жизни уничтожил пулеметную точку противника. Другой командир Мекегинского партизанского отряда - председатель ревкома Даргинского округа Алибек Багатыров погиб вместе с боевыми друзьями. Только из аула Мекеги в звании красного партизана были утверждены 45 человек.

Партизанским отрядом из Мекеги командовал еще один уроженец этого аула - Арслан Ибрагимович Гасанов. В архивных материалах он известен под конспиративными фамилиями Ибрагимов, Кара Аслан, Гасанбеков и т.д. Родился Арслан Гасанов в Мекеги в 1898 году. Когда мальчику было 5 лет, его отец, защищая свою честь, убил царского чиновника. Его сослали в Сибирь, откуда он больше в Дагестан не вернулся.

О детстве Арслана мы находим в Дагархиве воспоминания бывшего командира партизанского отряда, кавалера ордена Красного Знамени Али Гамринского. Арслана Гасанова, пишет он, я знаю со школьного возраста, учились вместе в училище в Дешлагаре (ныне Сергокала), он находился на иждивении старшего брата Курбана, проявил хорошие способности. После окончания училища продолжить учебу ему не удалось. Материальная нужда заставила Гавана вернуться домой и помогать семье по хозяйству. Проработав несколько лет в селе, в поисках лучшей доли он приехал в Невинномысск, работал помощником слесаря, затем слесарем железнодорожных мастерских. Спустя некоторое время, приехав во Владикавказ, работал в кинжальных мастерских Гузунова. Как отмечено в его личном деле, за активное участие в стачках Арслан был арестован, три месяца находился под арестом. По истечении срока его освободили, но с "волчьим" паспортом, с которым невозможно было найти работу. Пришлось вернуться в Дагестан.

После безуспешных попыток найти работу в Дагестане Арслан решил вступить в конный полк, организуемый дагестанским правительством, который должен был отбыть на фронт первой мировой войны. Старший брат долго уговаривал Арслана, но, не сумев убедить его, решил и сам поехать вместе с ним, чтобы не отпускать на войну несовершеннолетнего младшего брата.

Первый Дагестанский кавалерийский полк, где служили Арслан и Курбан в составе третьей казачьей дивизии, в 1915 году прибыл на австро-германский фронт. За храбрость, проявленную в горах Карпат, в первый же год службы 17-летний Арслан Гасанов был награжден Георгиевским крестом третьей степени. Георгиевскими крестами дважды был награжден и старший брат Курбан. В 1916 году он был тяжело ранен и демобилизован. Сопровождая старшего брата, Арслан вернулся в Дагестан на две недели. К моменту возвращения Арслана на фронт в полку стала складываться революционная ситуация. Юноша участвовал в агитационной работе в национальных частях, поскольку хорошо знал русский и кумыкский языки и поэтому мог общаться с татарами, узбеками, азербайджанцами, туркменами.

После Февральской революции солдаты под руководством большевиков стали требовать смещения командного состава. В личном деле Арслана записано "За неуважительное отношение к командованию и революционную агитацию среди солдат был арестован и подлежал суду военного трибунала, от которого спасся, совершив побег из-под стражи". На допросе он оказался у своего односельчанина, полковника царской армии, командира Ширванского полка Амази Магомедова. Тот сказал Арслану, что освободить его не может, поскольку дело его под контролем командования дивизии, поэтому отправит его по инстанции в штаб, там, среди рядового состава, он пользуется большим влиянием, и пусть они выручают. Его повели в штаб. Ночью часовой бежал вместе с ним. После долгих испытаний он прибыл в Киев, устроился слесарем в железнодорожных мастерских. После революции вступил в красногвардейский полк, принял участие в военных действиях.

В январе 1918 года Арслан прибыл в Дагестан. Али Гамринский пишет: "Мы встретились с Арсланом Гасановым в Темир-Хан-Шуре. Нам не понравился состав областного комитета, поэтому я с Арсланом и Халимбеком Мустафаевым отправились в революционный Порт-Петровск. Здесь Арслан нашел своих друзей по фронту Владимира Гавриленко и других. Он вступил в красногвардейский полк, где его назначили командиром взвода, а затем роты". С этого времени до конца гражданской войны Арслан Гасанов был в гуще всех военных событий в Дагестане.

25 марта 1919 года дагестанская контрреволюция, собрав остатки расформированных дагестанских полков "Дикой дивизии", напала на Порт-Петровск. Интернациональный полк оказал им отчаянное сопротивление, выручил из окружения Уллубия Буйнакского, но положение было критическим. Часть отряда во главе с Махачом Дахадаевым отступила на север, часть - в Баку, остальные с У.Буйнакским и З.Захарочкиным отплыли на пароходе в Астрахань. Вместе с ними был и Арслан Гасанов.

В Астрахани под руководством У.Буйнакского был организован экспедиционный отряд для оказания помощи Дагестану. В отряд записалось более 1500 добровольцев. 2 мая 1918 года Астраханский отряд, возглавляемый У.Буйнакским и В.Ляховым, занял Темир-Хан-Шуру. Советская власть в плоскостной части Дагестана была восстановлена. Одной из рот этого отряда командовал Арслан Гасанов. В конце мая, когда Астрахань оказалась в тисках контрреволюции, настала необходимость помочь ей. В Дагестане организуется отряд под названием "Помощь Красной Астрахани". 10 июня на помощь были отправлены три отряда пехоты и кавалерия. Одним из отрядов командовал Арслан Гасанов. В своей работе "Гражданская война на Северном Кавказе" Н.П.Эмиров пишет: "Бойцы-дагестанцы принимали активное участие в подавлении антисоветских мятежей в Нижнем Поволжье и самой Астрахани. 15 августа белогвардейцы во главе с Марковичем выступили из подполья. Три эскадрона дагестанцев и общегородские части рабочих спасли положение. Один из отрядов дагестанцев оборонял здание губернского военного комиссариата под командованием Арслана Ибрагимова (до 1920 года Арслан носил фамилию по отцу - Ибрагимов. - Х.А.)"

В сентябре 1918 года генерал Бичерахов окружил Кизляр. Из Астрахани на помощь был отправлен Ленинский полк, в состав которого входил и отряд дагестанцев. Полку удалось снять осаду Кизляра. Отрядом дагестанцев командовал Арслан Гасанов. В своих воспоминаниях командующий Северодагестанским фронтом Гамид Далгат пишет:... Тов. Арслан Гасанов был командиром партизанского отряда на Кизлярском участке Северо-Дагестанского фронта, которым я командовал. Тов. Гасанов боевой, авторитетный командир, много раз отличившийся в схватках с деникинцами..."
После оккупации деникинцами плоскостной части Дагестана Арслан Гасанов был в подполье в Порт-Петровске, находившемся в руках деникинцев, обеспечивая военный совет данными о враге. Когда сгустились над Арсланом черные тучи, его успели предупредить. Покинув Порт-Петровск, он прибыл в Леваши. Бывший секретарь Дагобкома ВКП(6), в 1934-1935 гг. секретарь Азовско-Черноморского крайкома ВКП (б) Б.Щеболдаев дал такую оценку деятельности Арслана Гасанова в "подполье": "Гасанов наряду с Далгатом Гамидом, Багатыровым и другими был командиром отряда и выполнял ряд боевых поручений. Во время разгрома партизанского движения все время работал по поручению областного партийного комитета и краевого комитета (Баку), неоднократно выполнял ряд конспиративных и опасных заданий". Председатель Совета обороны Дагестана в 1919-1920 гг. Д.Коркмасов при представлении Арслана Гасанова к ордену Красного Знамени пишет: "Будучи в течение всего периода гражданской войны в Дагестане во главе партийного и советского руководства, свидетельствую, что тов. Гасанов Арслан был одним из активных, мужественных борцов за установление Советской власти в Дагестане. Особенно отличился на фронте в Нижнем Казанище... Тов. Гасанов во главе отряда занял бывшую в руках белых крепость Ахты и содействовал установлению в самом округе Советской власти, а также принимал активное участие на Дербентском фронте до взятия Дербента.
После поражения первого восстания горцев и оккупации Дагестана деникинское командование решило нанести партизанам основной удар из Темир-Хан-Шуры, Буглена, Дженгутая, Кадара на Леваши. Второй вспомогательный удар планировали из Инчхе, Дешлагара. Основные силы партизан были направлены в Кизыл-яр (Волчьи ворота). В сторону Дешлагара были посланы конные отряды (300 всадников) и пешие отряды; командовал фронтом Гавриленко, начальником штаба был Халимбек Мустафаев, комиссаром сводных партизанских отрядов - Арслан Гасанов. 18 июля 1919 года со станции Инчхе начал наступление конный отряд деникинцев, имевший артиллерию и пулеметы. В семи километрах от Дешлагара, в местности Чатлакаб (под Мюрего) партизаны заняли выгодные позиции и преградили дорогу. После небольшой разведки враг пошел в атаку. Партизаны не дрогнули и повели интенсивный огонь. Враг, потеряв много солдат, начал отступать. Партизаны преследовали их до Инчхе. Победа партизан на Дешлагарском фронте не смогла сыграть решающей роли ввиду того, что в основном на Темир-Хан-Шуринском фронте совет Обороны потерпел поражение. Деникинцы оккупировали Дагестан и установили военный режим. Совет обороны распустил партизанские отряды и ушел в подполье, командиры партизанских отрядов и подпольный обком выехали в Баку. Во второй половине июля и в августе Арслан находился там. Зам. председателя Совета обороны в 1919-1920 гг., позже председатель ЦИК, ДАССР М.Далгат отмечает: "...В августе 1919 года Арслан Гасанов выполнял ряд опасных, конспиративных поручений. Он нелегально несколько раз приезжал в занятый деникинцами в Дагестан с деньгами для ушедших в подполье партизан".

После победы первого Аякакинского сражения и изгнания деникинцев из Баку вернулись все подпольщики. Совет обороны в Левашах начал организовывать партизанские отряды, Арслан был назначен командиром партизанского отряда. В течение зимы 1919-1920 гг он со своим отрядом находился ва Темир-Хан-Шуринском фронте. В характеристике, выданной Арслану Гасанову, Гамид Далгат пишет: "...Тов. Гасанов - боевой авторитетный командир. Зимой 1919 года лихим ночным налетом захватил Верхний и Нижний Казанище, забрал в плен взвод диникинцев во главе с офицером, от которого мы узнали о готовящемся наступлении белых. В том же году он отличился, прикрывая отступления наших частей от Кадара и Доргели. В начале 1920 года при наступлении на Темир-Хан-Шуру со своей группой одним из первых ворвался в город... После освобождения Темир-Хан-Шуры Арслан с отрядом участвовал в освобождении Порт-Петровска от деникинцев.

На Атлыбуюнском перевале произошло сражение, где Арслан был ранен третий раз, в голову, на этот раз тяжело. После выздоровления работал в органах ЧК - оперативным комиссаром в Хунзахе. С начала и до конца находился в осажденной крепости Арани затем был направлен в Гуниб начальником политбюро ЧК. В 1922-1923 гг. учится в Коммунистическом университете народов Востока в Москве. Работал прокурором Махачкалы. С 1935 года - уполномоченный особого отдела ЧК. В 1936 году по инвалидности ушел на пенсию: ранение в голову дает осложнение. Работает представителем Дагестана в Москве.

В 1937 г., когда Арслан приехал в Махачкалу на похороны боевого друга, был необоснованно арестован, и в 1938 году его жизнь трагически оборвалась. Через три месяца после его смерти состоялся суд и он был оправдан.

Таков был жизненный путь отважного Арслана Гасанова из аула Мекеги.

Автор: Хасбулат Арсланбеков

Источник
 
ТукмагомедДата: Среда, 11.01.2012, 00:39 | Сообщение # 41
живу я здесь
Группа: Модераторы
Сообщений: 1639
Статус: Offline
Кака-шура и какашуринцы
Страницы истории


... В 1918-1920 гг. село разделило судьбу всех других сел Дагестана, ввергнутых в братоубийственную Гражданскую войну. Среди сельчан больше всего было сочувствующих Социалистической группе и А.-Х. Акушинскому, но были и сторонники Нажмутдина Гоцинского. Упоминавшийся уже выше сын князя Али-Султана Мехтулинского Магомед-Хан служил корнетом в Добровольческой армии А.И. Деникина и участвовал в аресте У. Буйнакского.
В 1918 г. в селении возникла значительная группа сторонников советской власти, организовавшая партизанский отряд во главе с Таштемиром Булатбековым. Они входили в красноармейское соединение, возглавляемое Мама-Хаджи Джаякаевым из Нижнего Дженгутая. В 1919 г. кака-шуринцы оказывали ожесточённое сопротивление деникинцам, за что первыми в истории Дагестана подверглись авиационной бомбардировке с белогвардейских аэропланов.

Источник
 
ТукмагомедДата: Среда, 11.01.2012, 03:40 | Сообщение # 42
живу я здесь
Группа: Модераторы
Сообщений: 1639
Статус: Offline
Положение большевистских и антибольшевистских сил в марте 1919 года. Территория Горской республики занята войсками добровольческой армии ген. Деникина

 
ТукмагомедДата: Среда, 11.01.2012, 03:46 | Сообщение # 43
живу я здесь
Группа: Модераторы
Сообщений: 1639
Статус: Offline
Территория, контролируемая Вооружёнными силами Юга России (ВСЮР) в октябре 1919 года.



Сообщение отредактировал Тукмагомед - Среда, 11.01.2012, 06:23
 
ТукмагомедДата: Среда, 11.01.2012, 06:14 | Сообщение # 44
живу я здесь
Группа: Модераторы
Сообщений: 1639
Статус: Offline
ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ
Махачкала 1983
ДАГЕСТАНСКИЙ ФИЛИАЛ АН СССР

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ИСТОРИИ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ В ДАГЕСТАНЕ
Б. О. Кашкаев (Махачкала)


Гражданская война в Дагестане имеет, примерно, следующую периодизацию:

I. Май — август 1918 г. — период существования Советской власти на части территории Дагестана, борьбы против горской контрреволюции,

II. август 1918 —март 1920гг.:
а) август — октябрь 1918 г. — борьба трудящихся против бичераховщины и военной диктатуры Бичерахова-Тарковского;
б) октябрь — декабрь 1918 г. — борьба против германо-турецких интервентов;
в) декабрь 1918 г. — апрель 1919 г. — борьба против англо-американских оккупантов;
г) май 1919 г. — март 1920 г. - борьба против деникинщины и за восстановление Советской власти;
д) сентябрь 1920 — май 1921 г. - борьба против антисоветского мятежа Гоцинского.

Советская власть на Северном Кавказе была установлена несколько позднее, чем в Центральной России. На развертывании событий на Северном Кавказе в период борьбы за диктатуру пролетариата сказались особенности и уровень социально-экономического развития края. Экономическая и социально-политическая отсталость, разобщенность горских народов, национальная пестрота, подверженность влиянию религиозной идеологии создавали серьезные трудности в борьбе за социальное и национальное освобождение. Власть Советов утверждалась здесь в ходе упорной вооруженной борьбы с реакционными силами в лице местных феодалов и духовенства, а также с контрреволюцией всех видов, поддерживаемой международным империализмом.

Трудящиеся Дагестана испытали гнет объединенных сил иностранных военных интервентов и внутренней контрреволюции. Здесь были и германо-турецкие интервенты, и англо-американские белогвардейские бичераховские наймиты, и англо-американские оккупанты, и деникинские головорезы. И все они находили здесь своего союзника в лице феодально-клерикальной, буржуазно-националистической контрреволюции.

Борьбу трудящихся Дагестана против интервентов и белогвардейцев возглавил Дагестанский областной комитет РКП (б), созданный на Кумторкалинской партийной конференции в феврале 1919 года. Для непосредственного руководства подготовкой вооруженного восстания против горского правительства был организован Военный совет. С созданием обкома РКП (б) ожило партийное подполье. Кумторкала стала подлинно революционным штабом, центром коммунистической агитации и пропаганды. Сюда стекались со всех аулов партийные товарищи, испытанные революционеры; здесь получали они указания, распоряжения и отсюда разъезжались уполномоченные обкома партии и Военного Совета в аулы поднимать бедноту на борьбу с помещиками и капиталистами. Дагестанский обком РКП (б) руководил работой Военного Совета, созданием вооруженных сил для всенародногро восстания против Горского правительства.

Обкому партии удалось привлечь на сторону Советской власти значительную часть всадников и младших офицеров дагестанских конных полков, находившихся на службе «Горского правительства». Документы с достоверностью свидетельствуют о громадной политико-воспитательной и военно-организаторской работе, проделанной Дагестанским подпольным обкомом РКП (б) по подготовке восстания.

Председатель Дагестанского обкома РКП (б) У. Буйнакский в письме Г. К. Орджоникидзе и другим товарищам из Терского Народного Совета о подготовке вооруженного восстания трудящихся Дагестана против Горского правительства сообщал: «Я в Петровске, Киров в Астрахани. От нашего общего имени и по поручению Реввоенсовета XI армии сообщаю вам: Порт-Петровск и Темирханшура — накануне Советской власти. Нам совершенно необходимо знать точное положение вещей в вашем крае. Как только мы выступим и займем Темир-ханшуру и Порт-Петровск, то тотчас же двинем наши силы к вам на помощь. Силы у нас солидные. Помощь наша в самое ближайшее время будет реальнейшая». Учитывая военно-политическую слабость и непопулярность среди широких народных масс «Горского правительства», его свержение было делом вполне реальным. Но Горское правительство опиралось на вооруженные силы англо-американских интервентов и деникинские штыки. Было ясно, что отряд деникинского генерала Пржевальского в районе Порт-Петровска, а также интервенты, располагавшие крупными военными силами вплоть да танков и артиллерии, не останутся безучастными к восстанию горцев.

Командующий английскими войсками в Порт-Петровске в письме от 24 апреля 1919 года настаивал на немедленных действиях против большевиков в городах и селах, требовал разгромить и обезглавить подпольный обком партии. 13 мая 1919 года члены Дагестанского подпольного обкома РКП (б) и другие коммунисты, собравшиеся на объединенное заседание обкома партии и Военного Совета в Темир-Хан-Шуре были арестованы. Член Кавказского крайкома РКП (б) А. И. Микоян сообщал: «Момент был удачный для переворота, англичане чувствовали, что надвигается гроза, и предъявляли ультиматум правительству (горскому — Б. К.) — бороться против большевиков... Мы ускорили свою бакинскую забастовку, англичанам не дали перебросить войска. Но областной комитет (Дагестанский — Б. К.)... откладывал момент переворота, чем и воспользовалось правительство: заключило соглашение с Деникиным и англичанами и, врасплох арестовало в Темирханшуре почти всех наших товарищей — руководителей движения, всего 28 человек, препроводило в Порт-Петровск... Нами посланы уже туда товарищи для выяснения положения, восстановления организации и принятия мер к освобождению».

Однако попытки освободить арестованных дагестанских коммунистов окончились неудачей. В сентябре 1919 года Дагестанский областной комитет РКП (б) был воссоздан. Обком возглавил борьбу трудящихся масс за восстановление Советской власти. Эта борьба завершилась полным разгромом интервентов и белогвардейцев и окончательным установлением Советской власти в Дагестане.
 
ТукмагомедДата: Среда, 11.01.2012, 21:24 | Сообщение # 45
живу я здесь
Группа: Модераторы
Сообщений: 1639
Статус: Offline
ОСОБЕННОСТИ, ХАРАКТЕР И ДВИЖУЩИЕ СИЛЫ АНТИДЕНИКИНСКОГО ВОССТАНИЯ В ДАГЕСТАНЕ В 1919—1920 гг.
А. С. Гаджиев (Махачкала)


... В восстании против Деникина в Дагестане ведущую роль играли рабочие Порт-Петровска, Дербента, Темир-Хан-Шуры. Одни из них боролись в городах, а другие находились в округах, в рядах восставшего народа. В антиденикинском движении активное участие принимали местные рабочие, отходники, кустари, ремесленники, вернувшиеся в аулы из городов и промышленных центров России и Кавказа в годы гражданской войны. Они вели за собой горскую трудовую массу и придавали движению организованный характер. Отмечая эту роль газета «Молот» 2 августа 1919 г. писала: «В Дагестане есть незначительный класс пролетариев, мелких ремесленников и безземельных сельчан, которые силой вещей уже давно в рядах Красной Армии, созданной в некоторых округах и служащей опорой для тех ячеек Советской власти, которые существуют в Самурском, Кази-кумухском и других округах».

Активной силой антиденикинского восстания являлись крестьянские массы, составлявшие подавляющее большинство населения. Горское крестьянство было заинтересовано в разгроме Деникина потому, что он восстанавливал старые порядки, земли возвращал бекам, помещикам, кулакам, жестоко подавлял аграрные выступления. Уже в сентябре 1919 г. число восставших в Дагестане достигло 7 тыс., в Чечне 5 тыс. человек.

В антиденикинском восстании огромную роль сыграли красноармейцы. На Дербентском фронте находился первый Дербентский советский полк (800 чел.), состоявший из красноармейцев, прибывших сюда через Тбилиси и Баку после временного падения Советской власти на Северном Кавказе. Второй, Дагестанский сводный полк (400 чел.), состоявший из красноармейцев и перешедших на сторону восставших деникинских солдат, действовал на Темир-Хан-Шуринском фронте. «В горах среди горцев, - писал А. И. Микоян, - еще остались русские красноармейцы. Не мало пошло и добровольцев на помощь восставшему народу. Горцы-мусульмане не только давали приют, но с распростертыми объятиями принимали русских большевиков, относясь к ним с особой любовью и признательностью, идя с ними рука об руку в бой с русскими генералами и офицерами».

Настроение широких масс крестьянства плоскостных и ближайших горных округов, безусловно, большевистское. В этих округах (Кюринском, Самурском, Кайтаго-Табасаранском и Темир-Хан-Шуринском) крестьянство связывает восстание против казаков с борьбой против помещиков, беков за землю, стоит на точке зрения гражданской войны и уже сейчас готово идти за большевистскими лозунгами. В широких массах крестьянства плоскостных округов коммунистическая партия имеет твердую опору».

В борьбе против Деникина объединились самые различные политические силы, преследовавшие нередко противоположные цели и задачи. В антиденикинском восстании в Дагестане принимали участие турецкие офицеры, возглавляемые Нури-Пашой и Казимбеем. Под видом помощи единоверным мусульманам, они опирались на местные пантюркистские и па-нисламистские силы, вели борьбу за отделение Северного Кавказа от России и присоединение его к Турции. «Меджлис горских народов Кавказа», сформированный в 1919 г. в Тифлисе из членов распавшегося националистического Горского правительства, стремился захватить руководство восстанием в свои руки, восстановить Горское правительство, чтобы направить Дагестан по пути капиталистического развития.

В антиденикинском восстании участвовали и отряды Грузинского меньшевистского правительства, которое стремилось расширить свои территории. Газета «Жизнь национальностей» так характеризовала политику грузинских меньшевиков в Дагестане в тот период: «Вожди грузинской республики стараются связаться с свободолюбивыми обитателями аулов. Жордания, Церетели и др. оказывают тайную (боятся гнева Деникина) поддержку победоносным дагестанцам. Грузинское правительство опасается нарушения политического равновесия на Кавказе, т. е. усиления добровольческой армии... Все это, конечно, в порядке вещей и продиктовано Тифлису чувством самосохранения. Самое главное, конечно, то, что под шумок событий кавказские столпы меньшевизма суют восставшему народу Дагестана соглашателей и выразителей чаяний мелкой буржуазии: Цаликова, Капланова. Эти единомышленники Жордания, Гегечкори живо состряпали Горский меджлис и преподнесли народу, взявшемуся ради своего раскрепощения за оружие. Горский меджлис — это род сейма или учредительного собрания. Его роль быть плотиной против революционного потока и таким путем ввести этот движущийся поток в определенное русло парламентаризма». Усиливавшийся революционный характер восстания заставил грузинских меньшевиков отшатнуться от него.

Муссаватисты также стремились использовать восстание народов Северного Кавказа в своих интересах. С. М. Киров в телеграмме В. И. Ленину писал: «Азербайджанская партия мусульманских крупных капиталистов, помещиков и клерикалов «Иттихад» с целью использования горцев для панисламистского движения в политических кругах, выступала с требованием к правительству оказать активную вооруженную поддержку единоверцам-горцам».

На характер и движущие силы восстания оказало свое влияние мусульманское духовенство. После оккупации Дагестана Деникиным произошел раскол в лагере клерикально-феодальной контрреволюции. Н. Гоцинский поддерживал Деникина. В лице белогвардейских генералов он видел реальную силу способную свергнуть Советскую власть в России. Узун-Гаджи боролся против Деникина с целью создания эмирства на Северном Кавказе под эгидой Турции. Часть мусульманского духовенства перешла на сторону Деникина и призывала народы Северного Кавказа взяться за оружие и «идти рука об руку вместе с Добровольческой армией». Члены национального собрания мусульман внутренней России в июне 1919 г. просили Деникина о предоставлении культурно-национальной автономии мусульманам Поволжья, Крыма, Кавказа, Туркестана.

В период антиденикинского восстания большим влиянием пользовался шейх-уль ислам Али-Гаджи Акушинский. Как сказано в докладе Кавказского Краевого комитета в ЦК РКП (б), «Наиболее видную роль на поверхности играет клерикальная мусульманская партия, руководимая различными хаджи, из которых наиболее яркими являются Али-Гаджи Акушинский и Ибрагим-Гаджи Гунибский. Эта партия ведет восстание под лозунгом освобождения Дагестана от «неверных» гяуров-урусов и ставит своей целью освобождение Дагестанской территории от казаков, считая, что этим борьба будет закончена, и ввиду этого согласна на мир с казаками, при условии очищения ими Дербента, Темир-Хан-Шуры и Петровска».

Причины участия части мусульманского духовенства в антиденикинском восстании обоснованы в статье, опубликованной в газете «Жизнь национальностей». «Переходя к участию в революционном процессе горского духовенства, — сказано в ней, — не нужно забывать, что в Дагестане сохранились патриархальные отношения между разными сословиями. Духовенство там слишком связано с окружающей массой обираемого и закабаленного народа. Оно, при всей своей консервативности, вовлечено в бушующее море народного волнения. Затем духовных шейхов, кадиев и др. могли объединить с простым народом великодержавные претензии Деникина и опасения реставрации монархии в Российском масштабе... Поэтому проповедники в Дагестане так или иначе выступают заодно с мятежным народом. Эта координация шагов движущих сил революции трудящихся и духовенства — есть показатель того, как сильно скомпрометирована репутация реакционных верхов Дагестана и насколько идея монархии изжила самоё себя.

Восстание народов Дагестана против Деникина было вызвано социальными причинами, стремлением горцев избавиться от социального и национального гнета. «Восстание в Дагестане и Чечне, — писала газета «Беднота — вызвано не специфическими местными условиями. Деникинская нагайка одинаково гуляет по плечам ингушей, кабардинцев, русских и дагестанцев. Восстание горцев, в частности, восстание в Дагестане и Чечне, обусловлено теми же причинами, которые действуют не с меньшей силой на всей территории белогвардейской власти».

Дагестанский областной комитет РКП (б) считал необходимым использовать все антиденикинские силы для создания единого фронта. Такая тактика способствовала вовлечению в движение широких народных масс. Буржуазные националисты стремились представить антиденикинское восстание, как чисто национально-освободительное движение, объединившее всех мусульман Дагестана. На классовый характер этого движения указывала в те дни Бакинская газета «Беднота». «Восстание на Северном Кавказе, — писала она, — содержит в себе элемент национально-освободительного движения, и классовой революционной борьбы. Последний момент преобладает во всем повстанческом движении и придает ему резкий, неприятный для буржуазных националистов отпечаток. Дагестанские ханы на стороне Деникина, против них бьется горская беднота. Борьба идет внутри самого дагестанского народа».

Отмечая классовый характер антиденикинского восстания газета «Жизнь национальностей» писала: «Останавливаясь на характере этого движения, приходится констатировать, что в схватку вступила вся горская беднота. Знамя восстания находится в ее руках. Трудовой народ Дагестана, хотя и не дифференцировался в строго классовом отношении, тем не менее, элементы классовой борьбы горского революционного движения налицо. Факт перехода туземных верхов, офицеров и старых слуг абсолютизма на сторону Деникина указывает на элементы гражданской войны в среде горских племен. Горские князья и всяких рангов офицеры и крупные чиновники и т. д. шли за палачом Деникиным, находя в нем спасение своего господствующего положения и престижа, а так же гарантии сохранения за собой своих запущенных имений и других богатств. Опасение потерять право господствовать и эксплуатировать темный и трудовой народ — вот что бросило паразитические кучки из туземцев в объятия вождя монархии». «Отсюда ясно, — подчеркивалось в статье — что восстание горцев протекает под знаком борьбы классов, обнищавших масс бедноты, с одной стороны, и праздных князьков, вольношатающихся офицеров и т. д., с другой. Это важное обстоятельство — начало гражданской войны— дает нам ключ к пониманию событий, совершающихся в тылу деникинского царства».

С приближением Красной Армии к Дагестану в расстановке классовых сил антиденикинского движения произошли серьезные изменения. Буржуазно-националистические и клерикальные элементы стали отходить от единого антиденикинского фронта. Началось более четкое размежевание политических сил, участвующих в борьбе с белогвардейцами. Руководство антиденикинским движением полностью перешло в руки областного комитета РКП (б).
В конце марта 1920 г. совместная борьба красных партизан и частей Красной Армии завершилась полным разгромом деникинской белогвардейщины. В Дагестане окончательно установилась Советская власть.
 
Гумай » Мой Дагестан: даргинцы в истории и современности.... » История » Гражданская война в Дагестане 1917-21... гг. (Исследования, мемуары очевидцев, фотографии, карты ...)
Страница 3 из 6«123456»
Поиск:

 

Copyright MyCorp © 2017
Сайт создан в системе uCoz